transformers | 18+ | multiverse
вниз

Z O D I A C

Объявление

Z o d i a c
most wanted
incoming message
Война кончилась. Однако нейтралы не доверяют десептиконам и автоботам в равной степени. Для тех, кто желает обрести дом на Кибертроне вновь, предстоит участие в развитии спутника под наванием "Зодиак", где они должны доказать, что способны к взаимному миру.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Z O D I A C » Здесь и сейчас » Перемирие


Перемирие

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://1.bp.blogspot.com/-p3ieuy18XYw/UiZMHdHWqjI/AAAAAAAAAK0/OHKB_ZAXlBM/s1600/INT_NemesisBridge_outward_w.jpg
Дата Корабль Десептиконов Немезис. Транспортный ангар.
Мегатрон, Старскрим, Саундвейв, Шоквейв, Десептиконы.

Мегатрон не видел тех, кому предназначались сейчас его слова, но это было неважно. Он прекрасно знал, как выглядят те мехи, что сидят сейчас в Сенате и наивно полагают, что смогут диктовать ему свои условия. И своих врагов автоботов он тоже знал прекрасно, гораздо лучше, чем они знали его. Про десептиконов и говорить нечего, но его слова сейчас не для них. Сейчас он говорит с теми, кто ушел от войны, из страха ли, из нежелания поднимать оружие против соплеменников, из личных убеждений, не важно.
— Я лорд Мегатрон, лидер десептиконов, — голос Мегатрона звучал ровно, как будто не свершилось небывалое примирение злейших врагов, как будто ему не пришлось принять условия нейтралов и он, как и все десептиконы не ходит под подозрением, — И я с радостью принимаю возможность с миром вернуться на родной Кибертрон. Я никогда не стремился к войне. Единственной целью десептиконов был и остается мир и безопасность для всего Кибертрона. Главная цель  уже достигнута, классового общества и тирании функционализма больше нет. Я от своего имени и от имени всей фракции десептиконов с готовностью складываю оружие и принимаю предложенный Сенатом и народом Кибертрона мир.  Даю слово, что отныне и впредь мы будем работать на благо всех трансформеров, что бы как можно скорее залечить раны нанесенные войной. Я обязуюсь поддерживать мир и оказывать содействие Сенату в его начинаниях.  Я даю слово в любых своих действиях руководствоваться благом народа Кибертрона. — Мегатрон выдержал паузу и добавил, — Пока все не станут едиными.
Мегатрон не сомневался, его речь далеко не всем понравится, и те, довольно прямолинейные намёки, которые он сделал, не останутся незамеченными. Да, он принял мирное соглашение и условия нейтралов, но он не намерен поступаться принципами. Пока жив Мегатрон, возвращения к классовому обществу и деспотии Праймов не будет. Но воевать со своим народом он больше не намерен, только с теми, кто пытается вновь загнать их в узкие рамки конструкции. 
Трансляция закончилась, и Мегатрон обвел глазами зал, где собралась вся фракция. Его десептиконы, те, кого он вёл все эти миллионы лет войны сквозь бесчисленный битвы к новому справедливому миру. К новому Кибертрону. Помнят ли они еще цель этой воны? Он помнит. И поведет их дальше, в их главную битву.
Он задержал взгляд на тех, кто стоял в переднем ряду. Саундвейв. Наверное, единственный, кто знает, что он сейчас чувствует на самом деле. Как всегда невозмутим и неизменно предан. Единственный здесь, в ком у Мегатрона нет сомнений. Шоквейв. Столько лет прошло, а его истинные цели так до конца и не ясны. Вот и сейчас невозможно понять, что он думает на самом деле. Старскрим. Лукавый друг, ненадежный союзник, вечная заноза в искре, и вечное напоминание о необходимости то и дело оглядываться за спину. В его намерениях Мегатрон не сомневался никогда, предаст при первой же возможности. Пусть. Мегатрон давно научился обращать амбиции своего непокорного заместителя на пользу их делу. Сейчас, когда обстоятельства изменились, амбиции дерзкого сикера могут стать настоящей угрозой и придется следить за ним в оба глаза. Эти трое сохраняли положенную лидерам фракции невозмутимость.  В лицевых пластинах остальных своих солдат и соратников Мегатрон читал недоумение, неуверенность и даже гнев и неприятие происходящего. Он ждал этого. Это было неизбежно, но он сумеет удержать фракцию. Сейчас как никогда важно сохранить единство. Ради их общей победы.
— Вы думаете, война закончилась?! — голос Мегатрона прогремел в зале, и тихие шопотки в задних рядах немедленно утихли и все взоры обратились к нему, — Нет! Наша главная битва впереди и она началась сегодня, здесь, на этой станции. Наша главная битва за Кибертрон, в которой решиться всё! Мы не сдаемся, о нет. Мы помним, почему началась эта война и знаем, как она должна завершиться. Не этим половинчатым миром, нет. Нам нужен мир, где не будет забытых и брошенных, мир, где каждый трансформер сможет занять достойное место, несмотря на свою альформу и происхождение.  Мир, в котором Киберотрон займет положенное ему место среди звезд. Мир истины и справедливости. Братья мои. Я обещал вам такой мир, когда повел вас в первый бой против Сената и старой диктатуры Праймов. И клянусь вам, я сдержу данное слово. Любой ценой.  Вы десептиконы. Вы войны справедливости, вы истинные защитники Кибретрона, вы карающий меч нашего народа, поднятый против его палачей. Мои лучшие воины, мои соратники, мои братья по оружию. Вы прошли огонь восстания и тяжелейшие битвы тысячелетней войны. Миры трепетали от одного вашего имени! Наш знак, — Мегатрон широким жестом указал на инсигнию на своей груди, — символ надежды Кибертрона и гибели всех его врагов! И сейчас, как никогда раньше, мы должны быть едины в своих деяниях и помыслах, потому что  война, начавшаяся сейчас нечета той войне, которую мы вели прежде. Нам придется вести долгую и трудную войну за умы, нам придется доказать, что тот мир, которые мы стремимся принести на Кибертрон лучше того, что хотят построить автоботы и теперешний кибертронский сенат. Не все наши враги были повержены. Многие затаились в тенях, страшась заслуженной кары и теперь готовы выступить, думая, что мы слабы. Еще не все зерна функционализма, коррупции и классовой системы удалось выжечь огнем наших орудий. Они прорастают в коридорах Сената и среди автоботов. Многие, очень многие готовы будут ухватиться за любой наш просчет, за любое неверное движение, что бы только найти повод объявить всех десептиконов преступниками и уничтожить и нас, и саму память о нашем движении. Многие будут стремиться к тому, что бы Кибертрон забыл истинные постулаты Мирной Тирании. Мы не позволим им этого! Возврата к прошлому не будет! Десептиконы! Нас ждет тайная война, война идей, война веры, война интриг в которой вам будут улыбаться в лицо и стрелять в спину. И я буду вести эту войну. Ради вас. Ради Кибертрона. Ради будущего. Я буду сражаться за всех вас! Будите ли вы сражаться за меня?

+1

2

Благоговейное молчание нарушил как всегда бьющий по аудио сенсорам, резкий голос из первого ряда:
- Это конечно все звучало великолепно, вдохновляющие и так далее, но что конкретно мы будем делать? - Старскрим сложил на грудной пластине руки и слегка выпятив вперед верхнюю часть корпуса скептически и раздраженно смотрел на лидера. Он злился, внутри просто кипел, с виду, конечно пытался это скрыть, ни при всех же начинать орать на командира в такой сложный для всех момент, однако от язвительной фразы он не смог воздержатся. Этот унизительный принудительный мир вообще не вписывался в картину его ожиданий. Возможно, спустя какое то время, он мог бы и остыть, переосмыслить и скорее всего принять для себя изменение их политики по отношению к врагам и нейтралам, но сейчас, как всегда отбросив так нравившуюся десептиконам пафосную шелуху со слов Мегатрона, Старскрим для себя видел полный провал - они сдаются. И что бы там не обещал Мегатрон, если они сложат оружие то моментально окажутся в цепких лапах формальной безликой системы что по формальным признакам и мнимым преступлениям против устаревшей морали пустит всех под трибунал. Старкрим помнил кем являются те кого он все эти годы вынужден был называть товарищами для нейтралов Кибертрона - преступники и изгои, отбросы не нужные старому миру, восставшие как обвал ненужного забытого хлама и растерзавшие зажратую систему породившую их. И что их ждет сейчас, когда "Новый" Сенат предлагает им остановится? Все то же, что и при "Старом". Чипы ингибиторы - "для соблюдения мирного договора", и изоляция "для особо не социализированных индивидов", а возможно тайная чистка особо опасных личностей прямо в процессе расформирования фракции.
Голос заместителя разорвал созданную словами Мегатрона паутинку образов, вернув и лидера, и рядовых бойцов обратно на грешную землю. Вопрос, который задал сейчас Старскрим готовы были задать многие, но кроме него ни у кого бы не хватило на это смелости. Или наглости, это с какой стороны взглянуть. 
Мегатрон медленно перевел взгляд на сикера, и выдержал недолгую паузу, вполне достаточную, чтобы все свидетели моги проникнуться его неодобрением, а сам лидер пережил первую вспышку гнева. Прерывать или торопить его было дозволено очень немногим соратникам. Как ни странно, Старскрим входил в это число, и на вопрос, который он задал нужно было дать ответ. Другое дело, что для каждого, в зависимости от иерархии во фракции, этот ответ будет разным, и Мегатрон не собирался раздавать инструкции настолько публично. 
А заместитель-то, кажется, в панике. Не вовремя. И опасно. В прошлый раз это кончилось мятежом. Тогда это входило в планы Мегатрона, а сейчас будет очень некстати. 
- Отличный вопрос, Старскрим, - похвала содержала изрядную долю сарказма, - Я как раз собирался перейти к этому. Что мы будем делать? То, что я пообещал нейтралам. Сохранять мир, защищать Кибертрон и права трансформеров. Еще раз поясняю, для тех, у кого появились сомнения. Мы не сдались на чью-то милость. Мы заключили равный мир с автоботами, потому что так будет лучше для Кибертрона. Фракция не расформирована. Устав не отменен. Мы всё еще десепитконы. Просто пока что обойдемся без стрельбы. - Мегатрон еще раз обвел глазами зал и переключился на привычный лаконичный командный тон, - Каждый отряд получит конкретные инструкции от своих командиров. Командирам отрядов явиться на общее совещание завтра, ровно в восемь по времени станции. Высший командный состав прошу сейчас же проследовать в конференц-зал. Все остальные могут быть свободны.
Ряды десептиконов за их спинами наконец дрогнули и отмерли после практически гипнотического внимания речи своего повелителя и потихоньку начали продвигаться к выходу из ангара, служившего залом собраний. Первый ряд, в котором остался Саундвейв, Старскрим и Шоквейв оставались недвижимы пока большая часть низших чинов не покинули помещение, Мегатрон тоже не спешил сходить со своего места внимательно рассматривая своих приближенных.
Впрочем, ничего примечательного не происходило: Саундвейв застыл памятником выдержки, Шоквейв скучающе и расслабленно незаметно обводил единственным глазом ангар, только ему известно зачем. Старскрим нервно дергал ступней и гневно таращился на повелителя с усилием удерживая желчные возражения.
И вот наконец Мегатрон двинулся в сторону другого коридора ведущего в зал поменьше.
Не переговариваясь десептиконы последовали за ним.
От Старскрима фонило злобой так что Саундвейву пришлось сбавить шаг, сейчас даже пустой, будто мертвый внутри Шоквейв ощущался приемлемей. У Шоквейва наверняка были какие то свои мысли на этот счет, как и всегда, просто он не считал нужным их озвучивать. Кажется, он вовсе избегал обсуждения своих планов с кем либо, может быть из-за неверия в окружение, может из-за непонимания, а следовательно непредсказуемости других, не лишенных эмоций мехов. Когда Шоквейв что-то хотел он просто делал это в рамках своего видения и избегал огласки.
Серая широкая гермодверь отъехала с мягким шелестом пропуская Мегатрона и его подчиненных в пустой, хорошо освещенный зал со столом и креслами расставленными у стен. Обычно этот стол использовался для трехмерной модели космоса или моделей битв, сейчас, отключенный он был завален инфорамками, половина была более-менее отсортирована, другая лежала небрежной горкой.
Старскрим, все еще не остудив процессор и мало беспокоясь о манерах без разрешения и каких-либо указаний шлепнулся с размаху на кресло в углу, закрылся перекрещенными руками и недовольно будто нахохлился. Остальные проигнорировали его жест и подошли к столу.
Забывшись джет оперся на невысокую спинку придавив нижний кончик крыла, от этого резко дернуло болью, ведь крыло было приварено и подключено совсем недавно. Половина старой обшивки и даже прочные летательные плоскости смяло или вырвало как фольгу при столкновениях с отвратительными шипастыми чудищами, кишащими вокруг Юникроного тела. Такие вот мерзкие, возможно, полуорганические существа пестрым роем бросались на любого, кто приближался к телу их носителя. Стоило тогда задержатся, зазевать у какой-нибудь турели или просто сбросить скорость, как эти твари мигом добирались до несчастного кибертронца и с наверняка смачным хрустом разгрызали его броню. В вакууме звуков не было, но сикер почему-то вспоминал эти жуткие моменты именно с таким звуковым сопровождением. Тварям было не важно кого они ловили, они даже не пытались казалось защищать свое темного создателя, а хаотично кормились всем что подлетало достаточно близко.
И десептиконы и автоботы понесли огромные потери, тех кто в тот момент не мог выбираться своим ходом - бросали, иначе сами спасатели оказывались добычей. Для тех, кто намеревался отступить открывали шлюзы и убирали защитные поля с кораблей, но даже тогда случалось что какая-нибудь тварь запрыгивала за отступающими и устраивала себе пир в наспех раскинутом лазарете.
Старскрим с триадой продержались до конца, вопреки здравому смыслу, джеты устремились в узкие коммуникации колоссального меха-планеты, выбрав замкнутое пространство, теряя преимущество маневренности и скоростного полета и на удивление эта тактика сработала, им удалось сократить поток преследующего их роя и начать отстреливать мелких чудищ, а потом заложить несколько бомб, что бы расчистить путь десантной группе.
А после, когда они двинулись обратно и предчувствуя передышку расслабились, на выходе из теперь широкой воронки, привлеченные вспышкой или волей создателя твари обрушились бесчисленной волной буквально содрав с отступающих джетов и крылья и части обшивки. Старскрим успел выскользнуть из-под обрушивающейся сверху волны, так как шел первым, а его ведомые, отстающие на два корпуса, не успели выскользнуть не смотря на альтформы истребителей и были придавлены к поверхности Юникрона. Но им повезло так как ударная группа что должна была нырнуть в недра древнего монстра, успели пострелять и разогнать кишащих хищных тварей, и тогда оглушенных изломанных джетов забросили в десантный корабль. Теперь оба лежали в лазарете опутанные шлангами.
Старскрим заменил крылья, заменил обшивку и все еще не понимал, как они выжили.

В это время происходит эпизод: Иных уж нет, а тех долечат

Отредактировано Starscream (03.11.2019 18:56)

+1

3

Мегатрон не обратил на демарш Старскрима никакого внимания, спокойно усевшись в кресло во главе стола. Только тот, кто очень хорошо знал Мегатрона и имел возможность наблюдать его вблизи дорогое время, мог обратить внимание, как осторожно двигается лидер десептиконов, как старательно контролирует каждое движение, как будто применяется к новым сервоприводами и шарнирам. Старый корпус в прошедшей битве был поврежден настолько, что его пришлось заменить почти полностью. Для Мегатрона такой ремонт не был в новинку, но какое-то время на адаптацию требовалось даже ему. 
Он дождался, пока все сели и не глядя вытащил нужный датапад из стопки таких же. 
- Я вижу, у вас накопились вопросы, - Мегатрон со значением посмотрел на джета. Заметил, как неловко он опёрся на крыло, отметил для себя, что несмотря на ремонт, крылья первой триаде пока лучше поберечь, - Самое время их задать.
И вновь влез Старскрим, он не стал пересаживаться, а вещал из своего угла:
- Нейтралы нам должны! Эти трусы, как всегда, отсиделись за нашими спинами, а теперь, когда нас мало посмели нам ставить условия! Да мы спасли их жалкие искры, а может быть и не только нашу планету! А что они? Предлажили нам заключить мир? С автоботами? На условиях испытательного срока и с условием сотрудничества и совместного проживания? И где?! Не на Кибертроне, о нет, на какой-то станции подальше, может они решили так от нас избавится, чтоб мы перегрызлись с автоботами и уничтожили наконец друг друга, когда теперь не нужны. А потом? Что мешает им прийти потом и дострелять оставшихся? Или взорвать саму станцию? Они должны нам!
В начале цикла джет еще возвращался в медблок: проверял рефлексы и то на сколько приживаются новые детали. Предыдущий корпус, точнее большая замененная часть менялась давно и нейросвязи поизносились огрубев, новые запчасти, подключенные новыми связями к нейростволу давали непривычное количество постоянных откликов и ощущений похожих на назойливый гул в процессоре, вызывали раздражение и боязнь лишний раз задеть что-то. Прошлый старый корпус, был попроще и с меньшим количеством сенсоров, этот же, новый и улучшенный ощущался как вечно зудящая хрупкая шкура. 
А его ведомые, его братья, пока походили на живое месиво, с них вообще сняли сенсорику потому было довольно глупо приходить и задерживаться возле их капсул, ведь они точно были отключены, и тем более глупо едко ругать их за тупость и медлительность. Джет делал это для себя, не для них, наверно боялся что, как всегда, без его постоянных понуканий эти идиоты даже магистрали не срастят.
А вот Мегатрон казалось вообще ни как не отреагировал на замену частей? Или всего корпуса? Шоквейв не удостоился это пояснить никому, впрочем как и всегда. И теперь с виду привычный дизайн мегатронового корпуса мог хранить в себе что угодно. Да как в прошлый раз например: после замены частей Мегатрон внезапно смог распластаться черным скатом бомбардировщика, к ужасу одуревшего от страха и обиды Старскрима. Вот и теперь Мегатрон плавно медленно двигался и джет следил за каждым его действием гадая что же там такого ему мог поставить хитрый одноглазый ученый.
- Выговорился? А теперь прикрути вокодер! - рявкнул Мегатрон на не вовремя разошедшегося зама. А ведь половина, если не вся фракция думает так же. Чего уж там, и сам Мегатрон думал так же, просто не позволял себе высказывать эти мысли вслух и поэтому Старскриму достался сейчас и гнев повелителя на самого себя.
- Что бы я больше не слышал ничего про долги, Старскрим. А то нейтралы быстро решат, что автоботам они должны больше и действительно всех перестреляют! Думай процессором хоть иногда! 
Мегатрон шумно провентелировался и сменил тон на более спокойный. Наорать на Старскрима всегда помогало вернуть равновесие. 
- А что бы твой прогноз не сбылся, Старскрим грызню с автоботами придётся пока отложить. Наша главная задача сейчас как можно скорее вернуть в строй всех бойцов и не позволить оттереть нас от принятия решений. Всё не так плохо, многие до сих пор сочувствуют нам, даже если не приемлют наши методы.
- Пусть хотя бы помогут, - буркнул напоследок красный джет еще больше сворачиваясь в углу. Саундвейв и Шоквейв привычно изображали мебель.
Буря в тонких полях окружающих утихала - что у Мегатрона что у Старскрима, раздражение и алая злоба обоих гасла, сменяясь беспокойством, возможно теперь они перейдут к конструктиву. Шоквейв активировал на ручной пластине гало-проектор и продемонстрировал статистику потерь.
- Большая часть личного состава в стазисе. На базе только персонал поддержки, транспортные и военные корабли, задействованные в атаке уничтожены на 80%. Через 5-6 циклов начнутся сложности с поставками энергона.
Последнее слово вроде как осталось за Старскримом, но Мегатрон не обратил на это внимание. Если реагировать на каждую шпильку заместителя, их перепалка продлиться вечность. Мегатрон достаточно изучил своего ближайшего соратника и вечного противника, и не акцентировал внимания на дерзостях, если спор шёл в узком кругу доверенных товарищей. Старскриму было нужно перечить лидеру, что бы его гордость не слишком страдала, а Мегатрону нужно было, что бы джет спорил с ним, указывая возможные ошибки. Так что он просто переключил внимание на Шоквейва. Сообщение им данные Мегатрону были известны и совсем не радовали.
- Скольких удастся вернуть в строй в ближайшее циклы? Статус Нимезиса и Триптикона? - обречённо уточнил он, - Саундвейв, что известно о положении дел у автоботов? Их потери сопоставимы с нашими?

Отредактировано Megatron (20.09.2019 13:08)

+1

4

- Корабль Немезис не пригоден для ведения боя, станция Триптикон в аварийном состоянии, требуется капитальный ремонт. По предварительным расчетам боеспособными будут только те, кто получили легкие ранения, по поводу остальных неизвестно, это около 40% выживших.
Старскрим хмыкнул на формулировку 'легкие ранения' так как он сам с заменой обшивки относился к этой категории.
Про автоботов продолжил Саундвейв:
- Местоположение основных сил автоботов - неизвестно. Численность - неизвестна. Прошу время на уточнение требуемых данных.
- Благодарю, - Мегатрон со значением посмотрел на Старскрима, - Требовать что-то можно, только если имеешь для этого силы. Предложение нейтралов на данном этапе приемлемо, и автоботы согласились на него на тех же условиях. Если бы мы отказались, выставили бы себя агрессорами, а нам это не нужно. Уж точно не сейчас. Шоквейв, список необходимых деталей и оборудования, и подробности про перебои с энергоном. Прикинь, где можно сэкономить. Только не на личном составе. Список кораблей, которые ещё могут летать и перспективы ремонта флагмана. Не тороплю, мне нужна точная информация, но всё-таки поторопись. Саундвейв, выясни, что происходит у наших не_друзей. Особенно меня интересует Оптимус Прайм. В последний раз, когда мы встречались, он был не в лучшем состоянии. Старскрим, глянь списки сенаторов и лидеров нейтралов, по моему, кое кого из них ты знаешь. 
- Будет сделано, - за всех ответил джет. Шоквейв что-то набирал на ручной консоли, вмонтированной прямо поверх пушки. Саунд вроде как ушел в себя прослушивая какие то внутренние каналы, сикер бездействовал и недовольно глядел на лидера.
- Нам нужно собрать делегацию к нейтралам, давай обговорим список участников и нашу линию. Будем ли мы показывать свою уязвимость или нет и как играть на их чувствах? Я не знаю откуда ты взял про мои связи там, но что-то я не припомню никого кто лично бы мне посодействовал. Другое дело, если твои олухи поедут без меня, то проглядят отношение к нам и те шепотки и косые взгляды что будут проскальзывать из-за вежливых улыбок. Что думаешь?
- Твоё присутствие не обсуждается, естественно ты летишь, - Старскрим ещё в самом начале их пути так или иначе отвечал за дипломатию. С переменным успехом. - И Саундвейв. Я хотел бы присутствовать лично, но, если от нейтралов будут возражения, не настаивай. Боюсь, скрыть уязвимость не выйдет, битву видели все. Подчеркивай наши жертвы ради защиты Кибертрона, но не дави. Никаких "вы нам должны". Впрочем, что я тебя учу, ты это умеешь.

+1

5

Мегатрон замолчал, внимательно вглядываясь в лицевую своего заместителя, пытаясь понять, что там себе думает своенравный джет. После битвы с Юникроном они оба взяли привычный тон общения, но серый мех всей обшивкой чувствовал всю напряженность между ними. После их отступления с Земли краткое лидерство Старскрима чуть не закончилось для фракции полным крахом, и Мегатрону пришлось очень жестко привести заместителя в чувства. Джет этого точно не забыл, до Мегатрона доходила информация о его неблагонадёжности, но он не стал давать ей ход, а с приходом Юникрона все противоречия отошли на второй план. Сейчас же нерешенные вопросы лидерства и всё, что копилось между ними за время совместной работы неизбежно вылезет на первый план. Раньше они были нужны друг другу и это держало их вместе, что будет теперь никто не мог предсказать, и Мегатрон отдавал себе отчет, что честолюбивый сикер захочет пойти своей дорожкой, тем более ему не привыкать к политике и кулуарным играм. Допустить этого было ни в коем случае нельзя, Старскрим слишком много знал и был по настоящему опасен. Кто знает, как он теперь решит добиваться достойного, по его мнению, для себя места в мире. Эта опасность была вполне осязаемой, и серый мех уже прикидывал, как покрепче привязать своего ненадежного друга к делам фракции, что бы у того и мысли не возникло отделять свой успех от успеха десептиконов. А с заговорами внутри он как нибудь разберется, в конце концов без вечно интригующего Старскрима ему самому будет тяжело. Мегатрон редко задумывался об этом по настоящему, но не видеть за правым плечом крылатый силуэт было бы...неправильно.

0

6

Старскрим кивнул на инструкции. Джет выглядел уставшим, на самом-то деле действительно сильно уставал, и сил на полномостабную истерику по всей видимости не на скреб. Впринципе он так и планировал -  поехать с делегацией  и проконтролировать переговоры. Возможно это Мегатрон, такой спокойный как всегда, раздражал. То как он невозмутимо все говорил, будто предвидел все, как не переживал из-за уязвимости фракции - вот это вот все, его образ полубожественного идеального лидера, для некоторых и не "полу". Что еще должно было бы случиться, чтоб Мегатрон расстерялся, испугался? Они видели легендарное древнее зло, прямо своей оптикой, прямо перед лицевой и это событие, казалось, никак не задело Мегатрона. А что если и Праймас существует? То есть не является набором артефактов, а его воля реальна и что тогда? Тогда возможно Прайм прав, и если так оно и есть, не будет ли правильным сдаться? Если создатель делигировал ему свою волю в виде Матрицы. А они, десептиконы, глупые отступники, чья вера в правильность своих действий основанна на незнании истины?
Джет молнул головой, тяжело поднялся со стула и приложив ладонь к голове, будто почувствовал там боль, попросил командующего:
- Я вас понял, предоставлю списки рекомендуемых участников делегации по связи. Могу я удалится?

0

7

Мегатрон окинул заместителя оценивающим взглядом, от макушки до турбин и на лицевой серого меха мелькнуло что-то похожее одновременно на неодобрение и на тревогу. Если джет поврежден сильнее, чем казалось на первый взгляд, это очень плохо. Старскрим сейчас очень нужен фракции, есть вещи, которые именно у него получаются лучше всего, да и как на бойца хотелось бы на него рассчитывать. 
Мегатрон мысленно поставил заметку, что бы уделить этому вопросу больше внимания. Он привык требовать от соратников максимальных усилий, но в битве с Юникроном они все далеко зашли за этот предел. Сейчас команду стоит поберечь. 
Мегатрон так же оценивающе посмотрел на остальных. Ни по Саундвейву, ни тем более по Шоквейву понять степень усталости было почти невозможно, но судя по минимальному количеству комментариев, Шоквейв тоже вымотался. А что бы понять состояние Саундвейва Мегатрону не нужно было видеть его лицевую.
- Да, иди. - кивнул лорд на вопрос Старскрима, - Совещание окончено, я жду доклады в разумные сроки. Старскрим, зайди в медблок еще раз, мне не нужны неожиданности. 
И Мегатрон поднялся сам, подавая пример всем. Ему тоже следовало заглянуть в медблок. Не проверять системы, само собой. Во первых, такие жесты от командира всегда полезны. Во-вторых, был там один незаконченный разговор...И Мегатрон хотел начать его раньше Старскрима.

0

8

Зал для переговоров опустел, Старскрим выходил последним и отключал системы комнаты. Синяя и фиолетовые спины  сомкнулись за Мегатроном, когда они выходили.  Теперь десептиконы экономили энергию,  предвосхищая дефицит, и ввели обязательное отключение не задействованных отсеков. Это посоветовал Шоквейв, прямо после фразы Мегатрона о завершении совещания. Мегатрон одобрил, Саундвейв разослал на коммуникаторы командирам подразделений. Старскрим по умолчанию получил задание пройтись и посмотреть состояние рабочих и жилых зон и опросить ремонтный отдел. Потом, он уже прикидывал в голове: надо бы провести инвентаризацию и посмотреть какие зоны корабля можно отключить полностью, если переместить всех обитателей базы в один сектор. А еще лучше поближе к лазарету. А лабораторию и склады и прочее отключить от прогрева и освещения... и сообщить личному составу о переселении если их зона попадет в отключаемую... а потом поделиться опытом с другими капитанами оставшихся кораблей...В общем куча дел.  А Мегатрон что-то говорил о заходе в медблок. Он, Старскрим, выглядит настолько жалко?  Или Лидер сказал это нарочно, чтоб он не шел туда и работал?  Слишком много мыслей.
Джет отстал от остальных десов и помотал головой, сбивая неприятное соскальзывание мыслей.

После этих эпизодов происходит эпизод: Our solemn hour


* * *
Коридоры Немезиса наполнялись суетливым движением. В основном десептиконы перетаскивали припасы и оборудование в центр корабля, туда где были неповрежденные отсеки и поближе к моторному отсеку и госпиталю. Все отряды получили распоряжение покинуть свои каюты, если они находились на периферийном ярусе, на верхних палубах, либо если из тех кто не лежал на данный момент в госпитале жил рядом с ними.  Так освобождались целые блоки кварт и там на время перекрывали поступление энергии. Старскрим приволочился на мостик сразу после совещания. В медблок он и не думал идти, так как его мучили далеко не физические проблемы. С консоли  около мостика и с коммуникатора в руке он отдавал распоряжения о перемещении различных предметов. Перед ним медленно вращалась в пространстве  трехмерная голограмма корабля в которой он просматривал энергоновые пути и электроэнергию, помечал  зоны, что будет отключать. Затем связывался с кем-либо из командиров в этой области и приказывал перетаскивать вещи. Еще на той же схеме красными пульсирующими будто саднящая боль квадратами отмечались участки корабля, что пробили или прогрызли полчища юникроновых чудовищ.  Даже мостик, его большие обзорные экраны сейчас закрывали аварийные металлические пластины, от чего просторное помещение казалось очередным складом-коробкой.
Старскрим вспоминал о медблоке периодически, как в рамках работы ( он часта направлял туда команду),  так и по личным переживаниям - если он и пойдет туда то проверить состояние своих ведомых. Скайварп выглядел совсем плохо. Его тело даже поместили в регенерационную капсулу с каким то раствором и от обилия проводов казалось что он стал каким-то осьминогом. Этот идиот всегда отличался безрассудством и даже тогда небось не думал о своей сохранности, а только о том как бы побольше врагов прикончить. Вот и доигрался. Тандеркрекера же наоборот перевели из тяжело раненых в обычные повреждения и наверно уже прикрутили ему обратно обшивку. "А не к нему ли пошел Мегатрон?" - появилась у джета мысль, ведь за всей той суетой что происходила сейчас и тем более после чудовищного сражения, что они все перенесли ранее, у летуна как то выпало из памяти то обстоятельство что Тандер какое-то время пробыл в "самоволке" если его подлое бегство с поля боя можно было так мягко охарактеризовать. Старскрим так привык к тому что эти крылатые придурки ходят с ним как тень, что позабыл о недавних событиях и когда Тандер вернулся защищать родной мир, как то позабыл о его прежнем отсутствии - все резко стало естественно и как было и что синий летун отсутствовал, его ведущий как то совсем позабыл и теперь беспокоился больше о его сохранности нежели о том за кого он в сущности пришел воевать.
А Мегатрон по всей видимости не забыл, вообще Мегатрон казалось не забывает ни единой мелочи. На этом куске размышления джет особо ярко вспомнил битву в Нью-Йорке - мелком грязном городишке белковых и как Тандер зачем-то, ради каких-то только ему понятных псевдо-благородных глупостей отразил финальную  атаку десептиконов и красиво выпендрился перед автоботами. "Значит этот сизый придурок хочет произвести впечатление на них, а на наше мнение о себе ему плевать? Это что, из-за того что я всегда за него поручаюсь? И всем как бы все равно что он там думает о своих товарищах и Деле, пока прячется за моей спиной?" И действительно в последнее время Варп и Старкрим едва успевали затыкать выскочке рот что наконец допер, на свой лад, за кого он все эти годы воевал.   

- Куда нам тащить энерго-блоки из лаборатории? - раздалось по звуковой связи и на экране маякнул сигнал  рядом с лабораторией, - Здесь есть еще какие-то ящики с пометками, их брать?
- Нет, - джет отвлекся и перестроился на въедливый командный лад, - Это что-то из барахла Шоквейва, оно наверняка опасно, как всегда, не трогайте. Энергоблоки пересчитайте, потом надо будет столько же вернуть.
О перемещении вещей и оставленных непонятных вещах, джет отправил сообщение одноглазому начальнику научного отдела с уточнением можно ли там отключать все энергоснабжение. Стал ждать ответа и смотреть за передвижениями по схеме корабля. Когда все отметки групп из периферийных отсеков рядом с поврежденными отсеками сместились к центру корабля, Старскрим по общей связи корабля объявил что через  пару стандартных часов отключит там питание и закроет шлюзы и включил общий отсчет с периодическими объявлениями по всему кораблю.

Отредактировано Starscream (03.11.2019 19:02)

+1

9

Маленькие красные мерцающие огонечки двигались по карте постепенно покидая пространство корабля, а за ними, когда последняя из точек покидала поврежденный сектор, гермодвери там намертво запечатывали отсеки и далее команда размещалась поближе к реакторному отсеку и госпиталям. Пустующие отсеки гасли на карте, переставая расцвечиваться живым синим цветом, уходя в мертвенный серый и шкалы энергонового уровня понемногу поднимались. Старскрим отключал от общих систем корабля эти опустевшие законсервированные участки и переходил к следующим. Немезис понемногу обретал силы и Старскрим поймал себя на мысли, когда его разум от усталости стал заходить в какие то философские дебри, пока оптика следила за голографической картой, что он даже рад тому, что кроме двигателя в корабле ничего нет, так как от Немезиса осталась всего половина - как если бы его обглодали до внутреннего скелета, содрав эндоскелет и обшивку. Почти как с его ведомых. Хорошо что транспортные крупные корабли и вообще транспорт не снабжены искрами и не чувствуют боли.
Война сильно затянулась. В ее начале они и помыслить не могли ни о таких разрушениях, ни о таких жертвах. Родная планета лежала в руинах - изуродованная и еле живая, население сократилось в десятки раз. А еще в процессе войны создавались ужасные вещи... А причиной этому всему было незначительное по своей сути - пару строк идеологии на вечно разделившие их с автоботами. Автоботы постепенно демонизировали своих оппонентов, низвергнув их до каких-то чудовищ в своих глазах. Некоторые, особо рьяные идеологи выделили десептиконов чуть ли не во враждебный вид трансформеров, утверждая что не только оптика их горит алым, как пламя плавилен, но и искры. А автоботская мертвенно холодная синяя оптика признак святости и избранности Богом, частичка его воли и искры. Старскрима не волновало что думали автоботы, его волновало то что эти твари смели отвергать своих прежних друзей и братьев только за то, что те не поддержали Прайма и не пошли по пути пацифистского лицемерия, желая отомстить за свою боль, желая вырваться из оков системы и найти для себя будущее без ржавых древних предрассудков и устаревших ветхих законов.

Прошли тысячи ворнов и многие позабыли кто был в начале их врагом и за что они боролись, теперь вперед десептикогов гнали призраки убитых товарищей и новая ненависть к врагу, что по сути изначально почти ни чем не отличался.

Рабочая смена заканчивалась, в лазаретах сменился скудный персонал из тех кто хоть что-то умел. И на ремонтных постах тоже. Это отобразилось на панели в головном отсеке корабля. Старскрим устало проверил последние данные и осознал, что сидел за мониторами гораздо дольше, чем планировал, однако уходить, пусть и сил уже не было, он не хотел. Он не мог отключится не зная что их всех ждет в будущем, ему казалось, что в любой момент может произойти что угодно, раз даже темное божество свалилось как кислотный дождь на их головы. Что еще могла припасти для них Вселенная, что казалась отторгала и ненавидела противоестественный не рожденный, а созданный их вид.
Ведь у них изначально не было права на жизнь, что бы там не говорили глупые религиозные фанатики, считающие Праймаса своим творцом. Кто такой Праймас? Первый трансформер осознавший себя живым? Название их общего конвейера? Название завода или проекта созданного Квинтесонами для обогащения и торговли в своих целях. Тяжело жить с мыслью о том что изначально ты ни что иное как механический раб, с такой мыслью нельзя двигаться в будущее, только завидовать и ненавидеть органические формы жизни, что стали истинными детьми своих планет и родными детьми Галактики. А они взяли свое право на жизнь силой и с помощью насилия отвоевывали каждый шаг к развитию. Они убивали друг друга чтобы стать чуть умнее, разумнее, мудрее... и получается гуманнее. Разве не извращенный вид? Кто еще во Вселенной убивает так часто ради выживания?
Религиозным фанатиком быть просто - подсмотрели ли они у органики эту идею, или она закрадывается в процессор сама, когда молодой вид познает сам себя и мир вокруг - не известно, но верить в высшее доброе существо, что радо своим созданиям и искренне о тех заботится намного легче и приятнее. Чувствовать себя частью мира и нужными изначально. Не ошибкой, а достойными будущего молодыми существами. Как и другие, игнорировать свое врожденное, встроенное уродство - не способность жить без функции, не способность воспроизводится без завода, не способность родится, взрослеть и умереть. Старскрим не знал тех кто умирал своей смертью, проживая долгую счастливую жизнь. Все гасли в бою. И жизнь трансформера была либо бесконечным сражением, либо рабским трудом. И лишь немногие, возомнившие себя возвысившимися, избранными и почти по настоящему живыми, пародируя, копируя без ведома о истинной природе, органических существ, существовали без тягот этого бремени. Да и те быстро сходили с ума превращаясь в бессмысленно функционирующих гедонистов, уставших от игры в сладкую жизнь, купающиеся в пищевом энергоне, что дался им по цене того что вытекает из разбитых тел.
Он видел это все. Начиная с чудовищной самоубийственной войны, когда молодые создания пытались отбить себе право на существование у своих алчных всемогущих создателей. Тогда ни у кого не было имен, и то что ТЕПЕРЬ вспоминают и рассказывают о древности, ни как не согласовалось с тем что было на самом деле, по крайней мере не в фантазиях наивного молодого разума, а в реальности. Они не имели имен, никто, они едва ощутили что существуют и не вполне понимали что делают, их вели подпрограммы - инстинкты, что скорее были ошибками. В какой то момент программы защиты и кооперации перевесили программы подчинения и тогда "хозяева" показались менее ценными чем те, что шли борт к борту, крылом к крылу. И чтоб не терять "братьев" в борьбе друг с другом, они перешли к войне с создателями за этих самых "братьев".
Логика сдала сбой и теперь каждый умирал не ради миссии, а ради тех кто шел рядом. Так потеря одного давала жизнь нескольким другим и это стало приобретать смысл.
И именно в тот момент кибертронцы получили свое право на существование - практически погибнув, но получили. А далее началось время названное ЗОЛОТЫМ ВЕКОМ - время когда угнетенные заняли места угнетателей, поделившись ради порядка. Никто не знал как править, потому оставили ту систему что выучили еще при квинтесонах - и была та система функционализмом. Твоя альтформа это есть ты, это твой смысл, твоя функция и ты живешь ради этой функции чтобы жил Кибертрон. Но шли века и Кибертрон жил уже не ради своих детей, хотя те усердно трудились. Все начинало терять смысл.
И тогда в загнившей ржавой куче железа, которой с веками стал Кибертрон, засияли новые истинно яркие искры, что отбросили все как шелуху.
И дальше началась война. Сначала каждый боролся за то что бы понять чего же хочет сам, что есть благо по его личному мнению, вопреки устоям, а потом уже за чужие искры.
Старскрим понял что почти отключился когда стал оседать под весом корпуса, стоя у панели управления. Тряхнул шлемом и быстро проглядел системы корабля еще раз, что бы завершить все настройки. И тогда увидел сообщение.
Сообщение пришло от наспех собранного Совета нейтралов, что сейчас управлял едва спасенным Кибертроном. Понимая важность такой информации, капитан Немезиса сразу маякнул о полученном своему лидеру, а сам открыл сообщение.
Оно было кратким и по мнению Старскрима оскорбительным - никакого обсуждения не будет, никакой помощи не будет, собирать делегацию не нужно - десептиконы незамедлительно должны переместится на базу Зодиак в строго отведенное время, там пройти обследование и чипирование. А уже после, на самой базе, получить причитающуюся им компенсацию и помощь.
- Проклятые твари! - джет с силой врезал по приборной панели, - Специально не даете нам времени и возможности оклиматься, да? Так нас боитесь? Знаете ведь, что стоит нам получить хотя бы минимальное количество запчастей и энергии - мы вырвем у вас остальное что хотим! Ну чтож, вы об этом пожалеете!
В конце сообщения прилагались координаты базы и швартовые инструкции.
Приказ явится к Повелителю последовал буквально через пару минут после сообщения, ровно столько понадобилось бы, что бы прочесть текст.
Старскрим небрежно вырубил консоль управления и быстрым шагом направился в кабинет лидера.

Мегатрон мерял шагами кабинет из угла в угол, как будто ему было тесно в этих стенах, и медленно сжимал и разжимал пальцы.
- Я отказываюсь. Я согласился на перемирие, а не на то, что приму любые их условия, даже их не зная. Так им и передай. - Лорд был в ярости, несмотря на абсолютно спокойный голос, так резко контрастировавший с быстрыми шагами. Десять шагов туда, десять обратно, по почти пустому пространству, не занятому столом и полкой с инфорамками.
Старскрим смотрел на метания повелителя с хмурой отчужденностью, прислонившись боком к стене и не убирая перекрещенных рук с грудины. Ему было уже все равно, он просто устал.
- Я не посыльный, напишите ответ им сами. По сути письмо адресовано ВАМ, - джету было безразлично что последует за его фразами, по его мнению Мегатрон изначально выбрал не ту политику переговоров с нейтралами и слишком увлекся позерством перед своими бравыми воинами. К сожалению война, по всей видимости, действительно закончилась и теперь бравые призывы сопротивляться уже бы не помогли бы им выбраться из этой ямы где они все оказались.
- К тому же, это же Вы согласились на перемирие, а я предупреждал, что нужно было ставить условия прямо тогда, когда они еще не знали объемы наших потерь. А теперь они знают что им стоит немного подождать и мы сами либо приползем, либо передохнем. Потому, Мегатрон, хоть раз в своей жизни, запихни свое самомнение и амбиции себе в выхлопную трубу, или что у тебя там, и согласись. Можешь потом толкнуть любую красочную речь своим воинам что бы покрасоваться. А сейчас согласись, и пока у нас есть немного энергии - давай отбуксируем туда Немезис и другие выжившие корабли. Если же нет, помощи больше нам ждать не от куда.
Мегатрон резко повернулся на голос заместителя, алая оптика сверкнула дикой яростью и Старскрим, наверняка уже ждал удара. Но Мегатрон даже шага к нему не сделал, остался стоять, где остановился, в двух шагах от джета, и в тишине отчетливо слышался нарастающий гул вентиляционных систем серого корпуса.
- Радуешься? - злость всё-таки прорвалась в голосе, - Если что, ты тоже не выкрутишься Старскрим. - лорд прикрыл оптику ладонью на пару мгновений, как будто не видеть сейчас окна, закрытые аварийными щитами и привалившегося к стене джета может помочь ему быстрее пережить эту клокочущую в искре ярость, и снова начать думать логично и холодно. Не выходило. Какая-то часть требовала немедленно собрать всех, кто мог двигаться, открыть звездный мост и уйти на дальние базы. Какая-то часть говорила, что Старскрим прав. Наверное он действительно был прав. Сейчас Мегатрон его за это почти ненавидел.
- Если бы не потери, Старскрим, ты бы тут вот так не стоял, - ложь, как обычно, но ничего другого сказать было нельзя, и нужно было как то сбросить ярость, иначе он начнет делать глупости, а сейчас это смертельно, и ладно бы только для него. Смерти Мегатрон не боялся. Позора тоже. Но вот поражение. Полное и окончательное поражение...Он ненавидел терять контроль. А сейчас терял его дважды, если соглашался на условия, и прямо в эту самую минуту, когда стоял, сжав кулаки до боли в сервомышцах и ничего не мог сделать с желанием пробить стену одним выстрелом из пушки, или взять командира сикеров за шиворт и бить об стену затылком, пока с его лица не сойдет это мерзкое выражение своей правоты. Совершенно заслуженное, потому что Старскрим был прав. Но это очень мало помогает, когда все вокруг затягивает в красную пелену боевых протоколов.
Мегатрон резко отвернулся, схватил стоящий перед столом стул, на котором еще недавно сидел Мотормастер и молча швырнул его в стену в метре от Старскрима. И снова замер, оценивая, помогло? Не помогло?
Джет не шелохнулся и продолжал презрительно, щуря оптику, смотреть на лидера. Ему было все равно. Они уже проиграли и хуже будет только медленная голодная смерть и потеря не отремонтированных бойцов в медблоке. Множество ремонтных капсул, каждую минуту что они тянули, подъедали остатки сэкономленной энергии корабля. Таймер тикал.

- Ты же знаешь, - джет сменил нарочито официальный тон на более личный, - Что я в любом случае бы тут стоял. Я не позволю тебе кинуть в топку своих алчных целей тех кто и так уже отдал тебе все что имел. Хватит тут буйствовать, пиши ответ. А как напишешь, я пойду в командный пункт и подниму команду и будем двигаться.
В такие моменты славный десептиконский лидер показывал свой истинный возраст, а еще свою слабость - непомерно раздутое эго и амбиции, которых, вопреки мнению окружающих, у него было не сильно меньше, а то и больше чем у опального заместителя.
Красный джет недовольно наморщился глянув на вмятину в стене, будто досадуя о порче казенного имущества, брезгливо переступил обломки стула и подошел ближе к переводящему дух Мегатрону, показывая насколько он на самом деле не боится грозного лидера.
- Думаешь что если ты опять начнешь тут все крушить, стрелять и вести себя как недалекий варвар, которым в сущности и являешься, то все наши проблемы устрашатся твоего гнева и сгинут в страхе? Если ты откажешься, - с холодной решительностью продолжал Старскрим, - нейтралы подорвут сначала Немезис, потом достреляют остальные корабли, им это ничего не стоит. Да их флот не военный, но этого и не нужно в нашем состоянии. У нас не осталось бойцов способных вести бой в космосе, только колесные придурки что возможно нацепив реактивные ускорители разобьются о борта вражеских кораблей. А я своих ребят, своих едва выживших ребят, на эту бойню не пошлю. Можешь открутить мне голову прямо сейчас.
Мегатрон молча протянул руку, как будто действительно собирался сделать то, что предлагал сикер. Ладонь легла на подбородок Старскрима, привычным, знакомым жестом. Иногда Мегатрон делал так, если злился. Иногда, если наоборот. Пластины под пальцами на щеке были гладкими, несмотря на мимические швы.
- Я так не думаю, Старскрим, - тихо ответил он. Гнев не отступил, он ушел куда то внутрь, в глубину искры, освободив процессор. - Я просто ненавижу, когда ты прав.
Выпустил из рук лицевую джета, почти с неохотой, вернулся к рабочей панели и в тишине набрал на краткое сообщение. Поднял голову от стола и молча кивнул джету.
- Старскрим, ты так и не зашел в медблок, - напомнил он джету, - Отдашь приказы, сдай вахту и иди на подзарядку. Если нас всех по прибытию перестреляют, хотя бы умрешь отдохнувшим.
Джет капризно дернул плечом.
- Очень мило с твоей стороны, такая забота, - язвительно подытожил он, - Команду подниму, задам курс, - и немного другим тоном, - Ты тоже отдохни, перерабатываешь и тупеешь.
На этих словах Старскрим покинул кабинет Мегатрона не дожидаясь ответа и не смотря на своего повелителя. Тот наверняка как всегда ушел в тяжелые размышления или боролся внутри с припадками гнева.
Капитан вернулся на мостик и объявил по общей связи о начале движения, поднял команду.
Вскоре небольшая, даже жалкая на фоне колоссальных дрейфующих железных обломков, что создали новый астероидный пояс вокруг Кибертрона, флотилия выживших десептиконских кораблей плавно направилась в сторону заданных координат - в место что они никогда раньше не видели и не знали что их там ждет - на станцию Зодиак.

Отредактировано Starscream (03.11.2019 18:57)

+3

10

Мегатрон появился на мостике спустя почти час, без удивления обнаружив там ночную вахту и заместителя, тупящего в экран. Немезис неспешно плыл по указанным координатам, обходя нестабильный пояс обломков( для корабля, почти лишенного щитов и с пробоинами в обшивке столкновение с крупным объектом могло стать фатальным). Никаких происшествий не было и не предвиделось, поэтому присутствие на мостике капитана не требовалось, у Старскрима было достаточно времени, что бы сдать вахту и уйти отдыхать. Мегатрон почувствовал, как откуда-то из глубин корпуса, из защищенной дополнительными слоями брони камеры искры снова поднимается злость. Тупая, немотивированная, вызванная усталостью и разочарованием. А еще страхом, но в этом Мегатрон даже себе никогда бы не признался. В такие моменты, когда жизнь требовала от него судьбоносных решений, Лорд десептиконов особенно остро ощущал своё одиночество. Он привык к нему, он с самого начала знал, что так будет, его научили этому в самом начале, и он был хорошим учеником. Но все таки иногда очень хочется, что бы был рядом кто-то, с кем можно было разделить если не ответственность, то собственные тревоги.
- Капитан Старскрим вахту сдал, - сообщил Мегатрон ИИ корабля, и покосился на джета, - Старскрим, идём.
Очень хотелось рявкнуть на сикера за очередное нарушение приказа, но Мегатрон понимал, что злиться на самом деле на себя. Потому что Старскрим ткнул его лицевой в неприятные факты, очень умело, так, как умел только он. И потому что Мегатрон тоже не мог отключиться и лечь. Процессор напрочь отказывался вырубаться.
Если бы бортовой компьютер не включил автопилот, Старскрим бы опроверг указания Мегатрона и потребовал себе еще одну смену, но теперь экраны погасли и останавливать автоматические программы ради каприза было бы глупо.
- Что тебе от меня нужно? Куда мы идем? Я устал и хотел посидеть там, - уже плетясь по коридору в след широкому серому корпусу бухтел красный джет. Его походка сбивалась на легкое ускорение, когда он отставал теряя темп. Мегатрон как всегда широкими скорыми шагами двигался впереди.
На мостике сикеру нравилось, пусть даже без обзорных окон с прекрасным видом, а с унылыми неопрятными листами обшивки, кое-где покоцанными и ржавыми (ставили что могли). На рабочем месте создавалась иллюзия контроля над ситуацией. Капитан отдавал приказы и уставшие все еще, пусть и прошло несколько циклов, операторы настраивали системы корабля, отслеживали дрейфующие обломки в широком мусорном поле. Вообще их там было не много, со Старскримом всего четверо, все среднего размера колесные, те что во время битвы осуществляли поддержку с корабля сидя за турелями или латали пробоины. Потому и выжили. Но даже в глубине корабля команду часто настигала гибель. Прорвавшиеся внутрь твари грызли любого носителя живой искры или двигающийся объект. Не ожидающие нападения, с легким оружием не пробивающим стены корабля, а следовательно и панцири, десептиконы становились легкой добычей. Некоторых пришлось закрыть в пробитых отсеках, чтоб не пустить чудовищ в другие и успеть направить команду для отстрела. Теперь во многих, все еще не размороженных от карантина отсеках, валялись обглоданные корпуса. Немезис на половину стал кладбищем.
На стенах коридоров появились аварийные наклейки указывающие что тот или иной участок перекрыт на ремонт, или просто перекрыт, а внизу предлагался наикратчайший путь обхода. Это задание выполняли мелкие ребята не задействованные сейчас ни в чем кроме работы посыльных. Справились они неплохо. А то передвижение оборудования превратилось в столпотворение в коридорах, когда частое сверивание с постоянно меняющимся планом корабля сбивало погрузочные команды с толку.
Мегатрон молчал, и не оглядывался, но раздражение все-равно просачивалось и в походке, и в том, как он дернул плечом на выпады сикера, даже не сочтя нужным обернуться.
- Ты будешь игнорировать все мои приказы, Старскрим?! - они снова оказались рядом с каютой Мегатрона. Вокруг был пусто и тихо, горел только аварийный свет, и только обычно совершенно незаметный технический шум работающего корабля нарушил эту тишину, парадоксальным образом делая её гуще, так, что тишина почти ощутимо давила на аудиосенсоры.
Мегатрон схватил джета за крыло и впечатал в дверь каюты. Грубо, но на самом деле серый мех взялся за крыло так, что бы не вывернуть шарнир под неестественным углом, и Старскрим ударился об дверь "мягенько", если можно так выразиться.
Восклицание "чего?!" заглушило звон металла и дребезжание двери. А когда эти звуки утихли стало вновь пусто, так как сикер не стал ничего говорить, не стал спорить или оправдываться. Лорд по его мнению был на пределе и в тупую пытался сорвать злость- в такой ситуации, за исключением того когда были зрители и надо было бы для них как-то эту схватку достойно переносить, джету было бы проще перетерпеть любые оскорбления и неприятные удары, ведь тогда Лорд быстрее остывал и чувствовал отвращение без азарта, расстраивался и отпускал добычу. Старскрим ждал, а Мегатрон нависал над ним почти в темноте мерцающей слабой лампы, тяжело прогонял воздух по системам и не отпускал крыла.
- Что ты собираешься делать? - в голосе Старскрима было больше любопытства, чем предвкушения боли.
Мегатрон вместо ответа крепко обхватил сикера за талию, и набрал код свободной рукой. Дверь за спиной Старскрима ушла в сторону, и они оба ввалились в темноту кварты, освещенную только работающим экраном.
- Собираюсь тебя в офф отправить, - Мегатрон свою добычу выпускать не торопился, и мнение самой добычи тут было явно не решающим, - Идиот, - почти ласково прибавил Лорд, недвусмысленно направившись туда, где стояла его платформа.
Такое было не в новинку, хотя редко. Старскрим порой забывал что Лорд бывает близок с ним, ибо хотя бы друзьями, по мнению джета они не были. Что думал об этом всем Мегатрон, он не знал. У танка были какие-то свои представления о степени близости с подчиненными: видимо, решив что знает Старскрима достаточно близко, да и общаются они часто, да и границы делового формального общения пересекают  часто, чтоб можно было счесть все вместе за разрешение?
Старскрима такая близость не смущала. Раньше, еще до войны, очень давно, он и сам любил приставать к мало знакомым мехам ради одноразового экзотичного удовольствия - подключения к топливной системе другого типа. Теперь это вошло в обиход не снабженное каким-то сопровождением из эмоций - просто отдых. Если в мирной жизни джет мог на время привлечь кого-то или просто заплатить, то на корабле с одними и теми же мехами, да еще с учетом репутации и звания - он не мог без последствий, да и вообще как либо иначе затащить к себе на платформу кого-то из команды. Мегатрон сделал это с ним, как тогда показалось заместителю - случайно, а потом поняв, что в принципе такой подход удобен - продолжил. Старскриму было хорошо, ему не было важно с кем он занимается подключениями, напряжение нейросети спадало, а корпус приятно терялся в мареве интересных ярких ощущений и его процессор мог отвлечься и отдохнуть. Быть желанным и интересовать кого-то, получать уверенные, жесткие ласки - всегда прмиятно. Старскрим знал что красив, раньше по крайней мере, до того как корпуса стали получать повреждения в боях с автоботами, однако его отвратительный характер и голос так сильно заслоняли внешность, что никто и не замечал ее. Наверно и к лучшему.
Мегатрон загнал любовника на платформу, тот отступал спиной, наткнулся на бортик и сам забрался на край. Мегатрон не стал тратить время на лишние слова, только удовлетворенно кивнул, когда джет сел на платформу. Они оба слишком устали, что бы играть в борьбу, хотя серый мех надеялся, что партнер не будет совсем уж безучастен. Он любил Старскрима в том числе и за строптивость, за то, что тот до конца никогда не признавал его власть над собой, и доказывать ему превосходство каждый раз было приятно. И чувствовать, как в руках дрожит в перезагрузке хрупкий корпус тоже было приятно. Старскрим никогда не пускал его в сенсорику, и уж тем более в эмоциональный блок, и Мегатрону приходилось угадывать, что нравится сикеру по косвенным признакам, но за годы их общения он достаточно изучил его. И все равно, каждый раз был почти как поединок. Мегатрон знал, что никогда не сможет окончательно победить, но это было не важно. На самом деле именно это ему и нравилось в джете. Что в жизни, что на платформе.
Мегатрон положил ладонь под основание крыльев сикера, с силой провел по спине, и вдоль всей плоскости крыла. Другую руку недвусмысленно положил на закрытую панель интерфейса, рассчитывая, что Старскрим откроется сам. Его поле окутывало сикера, покалывая корпус укусами статики. Прикосновения были нетерпеливыми, и от этого грубоватыми, но обычно джету это нравилось.
- Не будем затягивать, ладно? - джет шептал это на аудио датчик, как если бы говорил слова страсти, - Главное же отключится, отдохнуть.
Сам он гладил партнера по ребристым деталям на боках и отключил зрение, так было легче расслабляться и наслаждаться. Лицевая Мегатрона ассоциировалась у джета больше с "работой", чем с отдыхом и он боялся потерять настрой. То что происходило за дверями индивидуальной кварты на какие-то считанные часы могло его не беспокоить, и честно говоря, сейчас джету именно отчужденность от проблем была ценнее всего.
Старскрим открыл все необходимые замки, панель оголилась - не двусмысленное предложение приступать без промедления.
"Интересно, о чем Мегатрон думает когда лапает меня?" - озадачился Старскрим. По его мнению для Мегатрона лучшеб подошел кто-то из его покорных обожателей, а не холодная пассивная болванка вроде него, да еще иногда агрессивная и остроязычная в процессе, что могло сбить настрой кому угодно. Мегатрону наверно тоже было слишком одиноко, а сводить с ума кого-то из своих фанатов исключительным вниманием он не хотел. Наверно заботился о имидже, чтоб к его героическому образу не добавились скользкие подробности интимной жизни, какие нибудь мелкие гадости или смешные моменты. Для идеолога и лидера не лучшее подспорье. А Старскрим никому не скажет, ведь ему самому мерзко от того, что и так все самые грязные слухи оседают на его обшивке. Куда еще подливать керосин в пламя. Окружению нравилось фантазировать о его личной жизни и придумывать гадости, ибо на фоне работяг и вояк он вел себя как неженка из высоких классов, что в условиях войны казалось напыщенностью или глупостью.
Мегатрон не заставил себя просить дважды, подключив провода в разъемы, как только почувствовал, как отъезжает броня. Первый импульс вышел слишком сильным, он был слишком зол, слишком устал и сдержаться было нелегко.
Когда они последний раз были близки? Кажется, еще на земле, потом было не до этого. И тень размолвки лежала между ними, не позволяя расслабиться. Она и сейчас не ушла до конца, но Мегатрону было всё равно. Вокруг было и так слишком много проблем. И, чего уж врать самому себе, он соскучился. По тихому голосу сикера, по гладким крыльям под руками, по иллюзии близости. Старскрим этого не замечал, и это было хорошо.
Импульсы пошли резко, бессистемно, зло, почти болезненно, в противовес прикосновениям. Мегатрон гладил крылья и спину партнера почти нежно, только иногда с силой сжимая пальцы, как будто убеждаясь, что Старскрим все еще здесь.
Руки серого меха переместились на колени партнера, разводя ноги джета, прижимая его ближе к корпусу, что бы удобнее соединились топливные системы. Коннектор вошел в порт, раздвинув тугие кольца, сразу до упора, жестко пройдясь по внутренним датчикам.
Тут же в предплечья больно впились острые когти, но не со зла, а от сильной отдачи сенсоров, ведь корпус был новый и процессору было трудно выдерживать такую яркость и интенсивность сигналов. Старскрим не издавал звуков, чтоб не казаться похабным или слабым, как наверно его представляли его недруги, когда придумывали новые сплетни. По корпусу, не сразу, после дискомфорта подключения, приятно расходилась чужая энергия.
Усталому, вымотанному за несколько циклов разуму не нужно было большего, джет быстро и не интересно ушел в перезагрузку, после сразу отрубившись. У Мегатрона на руках обмяк его корпус.
Мегатрону тоже не потребовалось многого. Привычное предупреждение о легких повреждениях корпуса вкупе с сильным импульсом, прошившим корпус джета напоследок, и системы ушли в перезагрузку, оставив приятную пустоту в процессоре. Мегатрон отсоединил системы, уложил Старскрима на платформу, лёг рядом. И целых две минуты, прежде чем уйти в офф был абсолютно счастлив, потому что ему было хорошо и спокойно, рядом был Старскрим и его голова уютно лежала у плеча. Две минуты это очень много. Большего и желать нельзя.

Отредактировано Megatron (02.10.2019 01:01)

0

11

Во время этого эпизода происходит эпизод: Мир?


***
Мерзкий звук включившегося коммуникатора дернуло обоих с платформы, точнее это были оба коммуникатора с одинаковым сигналом оповещения.
С мостика сообщили, один из оставшихся там сменщиков, занявший место Старскрима у экранов навигации, что до прибытия на заданные координаты осталось несколько минут и лидерам стоит присутствовать. К счастью оба не успели развернуть окна голографического проектора, потому кроме звукового сигнала они не получили изображение, а мостик не получил сдвоенное изображение одного и того же угла платформы.
Пронесло чудом - джет не смог ответить, растерявшись, а Мегатрон кратко сообщил что прибудет сразу, как и его заместитель.
- Это было невероятно рисково, ты не находишь? Может будешь предупреждать заранее что ты собираешься со мной делать? Или я должен читать твои мысли? Слишком привык к обществу Саундвейва? - Старскрим соскочил с платформы, судорожно дернул крыльями. Не заботясь о недавнем любовнике включил свет и с недовольным шипением уставился на свои ноги.
- И вот пожалуйста, надеюсь у тебя хоть какие-то чистящие средства кроме помывочной камеры есть. А то я так не пойду никуда!
Старскрим сразу после оффлайна был еще более невыносим, чем Старскрим просто, резкий голос заместителя после тишины подзарядки особенно сильно бил по аудио сенсорам, а от суетливых движений сикера рябило в оптике. Мегатрон сел на платформе, надеясь, что Старскрим слишком занят собой и своей дурацкой паникой, и не заметит,что его лорд любуется им исподтишка. Ему нечасто доводилось просыпаться с джетом на одной платформе, обычно тот выходил из оффлайна первым и тихо уходил к себе, оставляя Мегатрона гадать, а было ли что-нибудь, или это просто сладкая фантазия, наивная игра разгоряченного процессора. Сегодня в реальности происходящего можно было не сомневаться, слишком уж красноречивы были подсохшие потеки смазки на внутренней стороне ног сикера.
- Ты знаешь меня почти всю мою жизнь, Старскрим. - напомнил Мегатрон, пошарил не глядя под платформой и кинул упаковку салфеток заместителю. Или в заместителя, тут уж с чьей стороны смотреть. - Мог бы уже начать соображать, что ли. Или мне тебе официальный запрос присылать в рабочий канал?
Пошарил под платформой еще раз, вытащил вторую упаковку и стал стирать смазку и энергон с собственных бедер. Так себе секрет, конечно, но подставлять Старскрима Мегатрон не хотел. Ценил то он его не за корпус, и не за то, как много джет ему позволял. В процессор тихо прокралась тревога. Слишком хорошо недавно было, за этим не могла не последовать расплата, значит, на станции их наверняка ждет какая-то очередная пакость.Судьба его ненавидела - в этом Мегатрон не сомневался. И не расстраивался, он привык брать свою судьбу за горло и получать все, что хочет. Рано или поздно. Так или иначе.
- Идем, - велел он джету, - Невежливо опаздывать, тюремщики этого не любят.

Отредактировано Starscream (03.11.2019 19:05)

0

12

Они вернулись на мостик, как ни в чем не бывало, и Мегатрон сел в командирское кресло, глядя на большой экран, транслирующий изображение снаружи корабля, с вежливым любопытством. Лидеру нельзя показывать беспокойство, нетерпение или удивление, только спокойствие и непоколебимую уверенность. Ничего, что он сейчас увидит или услышит не должно его смутить.
- Выход на точку через тридцать, двадцать девять, двадцать восемь, - начал обратный отсчет беспристрастный бортовой компьютер Немезиса. Мегатрон знал, что в этот момент все десептиконы на корабле, еще способные держать оружие, занимают свои места согласно боевому расписанию, у турелей или в ангарах. Навигаторы склонились к экранам. Пошел десятисекундный отсчет, но Мегатрон уже ясно видел цель их прибытия. Древняя, почти как сам Кибертрон, арка Космического моста висела в космосе, и звезды подмигивали ему сквозь неё.
- Фиксирую всплеск энергии. Предположительно открытие Космического моста, - голос старшего смены самую чуточку дрожал от напряжения. Мегатрон знал, что только аура спокойствия, расходящаяся по всему кораблю из командирского кресла не дает остаткам его армии сорваться в отвратительную панику.
- Космический мост... Умно, - негромко заметил он так, что слышать его мог только стоящий справа Старскрим. Технология Мостов была утрачена и вновь найдена во время войны. Благодаря Шоквейву десептиконы были лучшими в этой непростой науке, но технология была доступна и автоботам, при должном количестве энергии, так что неудивительно, что и нейтралы достигли в этом успеха. Им, по крайней мере, не надо было отвлекаться на войну.
Опоры моста засияли яркими вспышками, и внутри круглых ворот висящих в пустоте открылся водоворот искаженного пространства.
- Лорд Мегатрон, координаты указывают на Космический мост, но точка выхода неизвестна.
- Все в порядке, - Мегатрон уверенным тоном погасил зачатки страха у десептиконов на мостике, про себя думая, сколько раз он уже произнес это самое “все в порядке” и сколько еще произнесет. Еще чуть-чуть и можно брать, как личный девиз. - Следуем по Мосту к конечной точки встречи.
И флагман десептиконов первым исчез в вихре подпространства.
Космический мост выплюнул их не в центре звезды и не рядом со вспышкой сверхновой, хотя Мегатрон до конца не исключал и такой исход. Они вышли в незнакомую им систему, в центре ярко, так, что оптику бы слепило, будь иллюминаторы корабля открыты, сияла звезда.
Их ждали. Немезис немедленно подперли два корабля неизвестной модификации, и неясного вооружения. Третий висел прямо на выходе, весь облитый звездным ветром. Красивое зрелище. Вдохновляет.
Вызов с корабля поступил немедленно. Заставлять ждать было бы невежливо, и Мегатрон открыл канал связи со своей панели управления. Через мгновенье он и все, кто были на мостике, имели счастье лицезреть ярко голубую оптику желтого меха, с множеством острых деталей на тонком корпусе. Кибертронский джет. Старя модель. Мегатрон кинул взгляд на Старскрима.
- Здравствуй, Металхоук. По правде говоря, я скорее ждал увидеть Дай Атласа.

+1

13

Швартовка прошла очень быстро, это ощутили все десептиконы нервозно перепрятывая какие-то особо ценные сомнительные вещи. Все по-настоящему важное убрали под технические коммуникации в замаскированных контейнерах и опечатали, в основном это были вещи Шоквейва и оружие. Часть вооружения оставили на виду, дабы не возникло идеи о схронах.
Старскрим мялся на мостике, просматривая камеры где десептиконы запаивали последние резанные проемы в стенах Немезиса. Параллельно он подчищал бортовой журнал, а особо ценное скидывал на касетников Саундвейва в зашифрованном виде, так чтобы только они вместе могли как криптекс дать полный вариант данных обратимых в текст. Лазербик и его менее востребованный двойник смирно сидели на панели управления иногда встревоженно дергая головами и крыльями. И когда один особо сильно вздрагивал, второй машинально, видимо на уровне привычки почесывал успокаивающе загривок второму клювом. Кот лежал на полу у ног джета, подключенный как и птицы шнурами к консоли и притворялся отключившимся. Говорить ни о чем никому не хотелось. О чем думали касеты, Старскрим не знал, сам же придумывал многочисленные варианты ответов при допросе или просто в разных ситуациях. Прежде всего он боялся что офицерский состав распихают по одиночкам, а остальных сгонят на каторгу. Но с другой стороны если во главе всего проекта стоит Металхоук, он до такого не опустится и можно рассчитывать на лояльность и понимание. Тогда было важно что бы сами десы не спровоцировали негатив, а ему Старскриму нужно было подать пример. И вот как это так сделать, что бы выглядело искренне, он ни как не мог придумать.

Швартовочная команда сигнализировала о полном прибытии - что все шлюзы подключены, а двигатели вырублены окончательно, перед этим сообщением по кораблю пробежалась волна дребезжания - совмещение давления с внутренним давлением базы. Старскрим к тому времени успел все данные зашифровать и отключал касетников отсоединяя от них шнуты. Что сейчас должно было быть перед носом корабля капитан не видел и внешние камеры не включал, да и зачем, гораздо важнее было заняться  личным составом и оборудованием.
- Всем кто не занят транспортировкой - собраться в грузовом ангаре, пора знакомится с нашими гостеприимными хозяевами, - не без сарказма  сообщил по громкой связи корабля Старскрим, опять же без видеосопровождения.  Касетники, отряхнувшись,  бодро отправились к своему носителю  и скрылись за открытыми дверями мостика.
Старскрим печально оглядел панель управления, закрытые щитами разбитые окна, пустые кресла в углублениях по бокам от главного навигационного компьютера и с печалью отключил все приборы.
Покинул мостик.

***
— Здравствуй, Металхоук. По правде говоря, я скорее ждал увидеть Дай Атласа.
Металхоук с экрана вежливо улыбнулся и не убрал это неуместное выражения с лицевой и далее.
- Мой дорогой коллега выразил не желание заниматься данным вопросом,  и сообщил что вступит в диалог только при чрезвычайных обстоятельствах. Но это ни в коей мере не делает его вашим врагом. Наша цивилизация обязана своим спасением вашим воинам и мы бы хотели отблагодарить своих спасителей по достоинству. Однако в связи с событиями предшествующих многих лет мы не можем обеспечить вас полной свободой действий, пока конфликт с вашими оппонентами не будет в полной мере исчерпан. Ни в коем случае мы не желаем как либо вас ущемить или создать неудобства. Мы приглашаем вас на свою собственную базу где хоте ли бы провести программы реабилитации и создали комфортные условия проживания для всех ваших солдат. Кибертрон обязан вам.
Старскрим при этом не удержался от того чтоб не приподнять бровь, так как Металхоук уж сильно прижимался к земле, что обычно было на него не похоже.

0

14

Мегатрон искренне восхитился тем, как вежливо бывший автобот сообщил, что Дай Атлас видал их всех в переплавке. Все-таки неловко с его КристалСити получилось, что с первым, что со вторым, и вроде напрямую лично не причем, но виноваты все равно десептиконы. Так что никаких иллюзий относительно Круга Света и так или иначе связанных с ним трансформеров Мегатрон не питал. И его вполне устраивал Металхоук в качестве собеседника, тот был мехом, не склонным рубить с плеча. Что он там на самом деле себе думал в глубине процессора Мегатрон не знал, но говорил Металхоук ровно то, что нужно говорить. 
- Тогда я надеюсь, что пока мы здесь, мне не придется его видеть. Хватит с нас чрезвычайных ситуаций. - Мегатрон улыбнулся самым краем рта, - Десепитконы не враги Кибертрону. Я благодарю вас за ту помощь, которую вы готовы нам оказать. Но первоочередный вопрос для нас сейчас, это наши товарищи, которым требуется медицинская помощь и как можно скорее. Мегатрон говорил идеально вежливым ровным тоном без капли иронии, не говоря уже об угрозах. В голосе лидера десептиконов разве что чуть-чуть прорвалось волнение за своих соратников. Будь на месте нейтрала Оптимус Прайм, он бы уже заподозрил какую-нибудь чудовищную провокацию за всем этим. Но Металхоук за время служения красному знаку не успел развести в своем процессоре вездесущую подозрительность, а наблюдая за автоботами и десептиконами со стороны, стал находить больше сходств в них чем различий, причем таких, что не делали кого-то лучше других. На его лице проступило сочувственная печаль и он кивнул на слова лидера десептиконов. Потери фиолетовозначных были заметны даже издалека, по вспышкам взрывов и полям обломков, что теперь окружили Кибертрон. С десептиконами нельзя было расслабляться, ведь они не доверяли никому, даже своим, так что полностью выполнять их требования и рассчитывать на покорность - позволить себе нельзя. Десептиконы, вполне могли за счет численного превосходства и отсутствия Прайма захватив станцию, добить автоботов в неравном противостоянии, или же в процессе этой попытки добить обе фракции. На руках обоих было достаточно неправедно пролитого чужого энергона для того, чтоб бросить и тех и других на произвол судьбы, кое кто, ради будущего спокойствия предпочел бы и вовсе их добить, пока возникла удачная возможность, однако Металхоук и кое кто из его союзников в решении этих вопросов, считали что победа над древним злом и защита Кибертрона дает заблудшим искрам шанс на искупление и возможную реабилитацию. В конце концов, у многих, не вступивших в войну фракций, среди обоих фракций остались друзья и близкие.
- Мы предпримем необходимые меры, чтобы обеспечить вашим раненным наилучшие из возможных условия, и, - желто-синий джет выдержал паузу, - Постараемся обеспечить возможность осуществить траурные мероприятия. Но для начала, во избежание конфликтов, только на первое время, мы вынуждены выставить вам некоторые требования и рекомендации для нашей и вашей безопасности. Часть из них мы выслали в письме. Но при высадке, я надеюсь, что вы, руководство, поможете нам их осуществить, эти необходимые меры. Мы рассчитываем на ваше благоразумие и содействие, как и вы на наше. Помните, Зодиак не тюрьма, это наша собственная база и источник энергии, который мы отдаем вам в пользование, лишаясь доступа к его ресурсам на прямую. Продукция, создаваемая на Зодиаке, нужна Кибертрону, но у нас не хватает людей что бы заниматься ремонтом на Кибертроне и обеспечения работы станции. Но без станции у нас не будет ресурсов на восстановление Кибертрона. Это мы доверяем вам. Потому мы в равных зависимых условиях. И мы рассчитываем на вашу помощь.
Ничего нового. И ничего неожиданного. Мегатрон кивал в такт словам Металхоука и думал, насколько сильно тот мог лукавить. Самым разумным с точки зрения лидера десептиконов, все еще было перестрелять их всех, пока они слабы. Но у нейтралов действительно не хватит ресурсов восстановить планету. Как может не хватить и ни у одной из фракций. Гарантированное взаимное уничтожение - залог самого крепкого мира. Был, есть и будет. 
- Мы сделаем все возможно для поддержания порядка, это в наших интересах, - Мегатрон тоже выдержал паузу, - Но я бы хотел знать, на какой срок вводятся ваши требования по безопасности. Особенно те, что касаются оружия. И что вы намерены делать с боевыми альт-модами? Этот момент вызовет больше всего протестов, и я бы заранее прояснить все вопросы. Сюрпризы не добавят спокойствия.
Представитель нейтралов не растерялся, вежливо улыбнулся, но лишь на мгновение, чтоб ответить собеседнику согласием. А дальше зачитал заранее подготовленные требования:
- На первом этапе, на данный момент это около 3х месяцев, вы все будете снабжены блокираторами альтформ и сдадите оружие. Не подумайте, что мы боимся за себя, самый неприятный исход если сразу после размещения на базе кто-то из не остывших воинов попытается отомстить кому-либо из личных врагов по свежим следам после сражений. Потому эта мера необходима чтобы дать вам же обустроиться и сформировать способы контроля и поддержания безопасности. Сдача орудия и установка чипов-блокираторов пройдет прямо во время высадки, до момента встречи с противоположной фракции и без захода в помещения базы. Могу предположить, что кто-либо по своей инициативе попытается перетащить и припрятать что-либо запрещенное на самой базе. Потому рассчитываю на ваше понимание. Далее, если в течении этого срока будут происходить инциденты, нарушающие работу станции или нападения, любые другие столкновения с жертвами и потерями - срок ношения чипов ингибиторов увеличивается в двое, а участники обоих сторон отправляются в изолятор, при повторном инциденте, или же когда будут жертвы в виде дезактива, участники отправляются на Гаррус.
Металхоук стал суровым и помрачнел, сделал паузу и добавил:
- Каждая жизнь кибертронца ценна и я хочу, что бы об этом вспомнили все.
- У нас есть проблемы поважнее мести, - Мегатрон нахмурился. - Но я понимаю ваше беспокойство. Ваши требования будут выполнены, но свою пушку я отдам только тебе лично в руки, и больше никому. Это подарок близкого друга, пойми меня правильно, не хочу, что бы он ходил по рукам. И если у меня все еще есть право голоса, я бы настаивал только на чипах блокировки. Свинчивать пушки в текущей обстановке может оказаться для моих солдат слишком...болезненной процедурой.
Металлхоук бросил краткий удивлённый взгляд чуть в сторону от плеча Мегатрона, но тут же вернул себе серьезный деловой настрой.
- Нам казалось, что снятие оружия менее болезненно для ваших воинов, чем чипы-блокираторы. И изначально планировали только это требование, однако в ваших рядах слишком много военных альтмодов что сами по себе представляют опасность. И снятие оружия поставит разные альтмоды в неравное положение сделав одних беззащитными перед другими. А наличие оружия само по себе не жизненно необходимо. Если вы переживаете за его сохранность и за сохранение технической информации о нем, то рекомендуем оставить его на вашем корабле. Изъятое оружие при обыске отправится в общее хранилище, потому если вашим воинам важна сохранность личного инвентаря, то рекомендуем позаботится об разоружении заранее.
- Это разумное решение, - после краткого раздумья согласился Мегатрон, - Мы так и поступим. И раз уж об этом зашла речь, я бы хотел прояснить судьбу Немезиса. Корабль сильно поврежден, и я не гарантирую, что в закрытых отсеках не осталось юникроновых тварей. У нас нет сил и времени на полномасштабную зачистку. Корабль останется на Зодиаке?
Металлхоук покачал головой:
- Мы не можем оставить корабль на орбите Зодиака, это связанно с особенностями здешней среды и работой самой станции. Мы можем отбуксировать его на стационарную орбиту Кибертрона и запечатать до вашего возвращения.
- Если при этом будет присутствовать наш наблюдатель, я согласен. Старскрим, как капитан Немезиса и мой заместитель может это сделать. - Мегатрон кивнул в сторону стоящего рядом джета. Какую рожу тот скорчил на фразе про "близкого друга" Мегатрон не видел, но надеялся насладиться этим на записи, и может быть даже оставить заставкой на личный датапад. Судя по удивленной лицевой Хоука, посмотреть там было на что. 
- После того, как будут решены первоочередные вопросы с ранеными. Я перепоручаю вести все переговоры о необходимых нам запчастях и порядке ремонта Старскриму. Об оружии не беспокойтесь, я лично проконтролирую, что бы на Зодиаке не оказалось ничего запрещенного.
Металлхоук благодарно улыбнулся и кивнул.
- Ваши требования нас устраивают и думаю, что и нам и вам стоит начать подготовку к высадке, так как затягивать не стоит. Вашим раненным так будет лучше. Как закончите с разоружением сообщите мне по этому каналу. Еще раз благодарю от лица жителей Кибертрона и от себя лично вас за наше спасение. До связи.
Экран погас, в помещении стало еще темнее, так как работали только необходимые световые элементы - подсветка консолей, линии на полу и навигационные экраны. Старскрим за спиной своего хозяина перемялся с ноги на ногу с характерным цоканьем металла.
- И как мы уговорим наших паранойных ветеранов скрутить с себя оружие?
- Напомни мне, за неподчинение приказу высшего командования что у нас причитается по уставу? - раздраженно ответил Мегатрон вопросом на вопрос.
- Скрутят, никуда не денутся. Части тела им никто отвинчивать не предлагает, и отдавать последний болт нейтралам тоже. Сам лично проследишь, что бы к отсеку с личными вещами никто не подходил. Если понадобится, оружие у нас будет, не сомневайся. А пока гордись, я доверяю тебе самое дорогое, что есть у фракции. Наших товарищей и наше оружие.
Мегатрон развернулся к Старскриму и немного наклонился, что бы смотреть своему лукавому другу прямо в оптику.
- Не подведи меня, Старскрим.
Заезженная фраза неприятно задела аудиосенсоры, как будто Старскрим в любой момент хотел или стремился облажаться, но, как и всегда, джет проглотил ее и кивнул, однако недовольную гримасу скрыть в поклоне не успел.
- Будет выполнено, я объявляю общий сбор в грузовом ангаре.
И с личного комлинка на предплечье стал надиктовывать сообщение:
- Приказ для всех: собраться в главном грузовом ангаре для разоружения и подготовки к высадке. Личные вещи рекомендуем оставить в своих отсеках, оружие и боевое снаряжение - тоже. С собой разрешается брать только специализированное ремонтное оборудование и средства, встроенное оружие будут демонтировать в ангаре. Ремонтному персоналу подготовить оборудование для этого процесса. На подготовку и сбор 30 минут, - и поставил на повтор с дополнительным обратным отсчетом. Закрыл передатчик.
- Мы будем честны с нашими гостеприимными хозяевами?
- До определенной степени, Старскрим, - Мегатрон задумчиво посмотрел на заместителя, как будто прикидывая, стоит ли говорить с ним откровенно. С откровенностью у них всегда была беда, а с последнего их конфликта осталось слишком много непроясненных вопросов. 
- Оружие на Зодиак пытаться пронести смысла нет, от нас этого ждут, и не стоит начинать "мирную жизнь" с обмана, который неизбежно вскроется. Иди в ремблок, следи за подготовкой к транспортировке, и забери у медиков список необходимых для ремонта деталей. Вот список Шоквейва, распихай между остальными, если хотя бы четверть не забракуют, будет неплохо.
Заместитель выслушал начальника, еще раз цокнул дожигателями нервно переминаясь и в общем то согласился, и понял, что делать. А с разоружением лучше справится Мегатрон, ведь его в таком важном вопросе десептиконам будет сложнее послушаться.
- Будет сделано.
Джет отступил от повелителя, не поворачиваясь спиной сразу и ушел с мостика, напряженный и хмурый.
Мегатрон дождался, пока цокот дожигателей по полу утихнет и нажал вызов на личном комме:
- Рамбл, Френзи, мне срочно нужны ваши выдающиеся со всех сторон таланты.

+2

15

Во время этого эпизода происходит эпизод: Таланты


***
Тем временем станция Зодиак плыла серебристо мерцающим цветком вдоль, казалось бы бескрайнего, тела газовой планеты. Ее орбита проходила по той же траектории что и его природные спутники и они, станция и еще несколько крошечных планетоидов вели неспешный хоровод вокруг своего серо-бурого гиганта. Яркое солнце, далекое и крошечное, тем не менее посылало свои слепящие неравномерные лучи, что обжигали все тела в пределах его звездной системы. Издалека дрожащая, ощерившаяся острыми лучами звезда по ошибке представлялась крошечной, но на самом деле была еще меньше, а в видимом спектре ее расширяли всплески вырывающейся энергии. Когда станция находилась в тени гигантской планеты - с окон убирались щиты, а из шлюзов торопливо выбирались грузовые корабли и спускались на поверхность гиганта, там, такие баржи опускались на небольшую глубину и собирали  содержащиеся в составе атмосферы, грубо говоря у такой планеты все было газом, химические вещества, фильтровали и упаковывали в сжиженном состоянии для дальнейшей отправки на Кибертрон для переработки. А когда спасительная тень переставала защищать хрупкие железные коробочки, от пронизывающей все солнечной радиации, кораблики быстро устремлялись в недра спасительной, обшитой специальными защитными пластинами и щитами базы. Иногда, как говорили мехи что работали на базе до прибытия кибертронцев со знаками, бывали случаи когда кто-либо не успевал добраться или взлететь с атмосферы планеты и тогда беднягам приходилось углубляться в бушующий пылевой шторм бездонного бурого газового шара, и там, внутри бороться с вихрями и беспрерывно бьющими по обшивке корабля кристаллическим дождем. Уходить приходилось глубоко, где давление и скорость вращения потоков увеличивалась и микроскопические ледяные осколки били не хуже пуль, и многие так и не возвращались. А если прогадав момент или же испугавшись бури из газа и льда  сильнее экипаж выводил корабль на поверхность планеты - то оказывался жертвой солнечного плазменного шторма, что вырубал электронику и сжигал хрупкие транспортные корабли.
Именно по этой причине, не по тем по которым скорее всего подумали и автоботы и десептиконы, Металхоук приказал сразу же отбуксировать их оставшиеся корабли подальше из системы.  Пока длилась выгрузка - он конечно направил движение станции так, что она сместилась со своей орбиты и держалась на кромке тени от газового гиганта, но позже, при любом раскладе, пришлось бы восстановить орбиту, и тогда, оказавшись на пути звездного излучения, база подобно металлическому цветку расправляла  солнечные батареи и замуровывала все не защищенные отсеки, а над жилой частью включались автоматические защитные энергощиты. Таким образом на Зодиаке было все - и топливо и энергия.
Глава совета не стал подгонять лидеров фракций, так как стремился создать для них наиболее комфортные условия и с особенностями режима на Зодиаке и со спецификой знакомить не спешил, логично пологая, что первостепенными проблемами были те, от которых зависит возникновение последующих.
Желто-синий мех давно не видел своего старого знакомого, часто слышал о нем, в начале войны даже посчастливилось пересечься на поле боя, тогда бои еще не превратились в остервенелую бойню в которую рухнули все последующие сражения, начиная с середины войны. Наверно именно тогда он понял, что ни на одной из сторон он не добьется своей цели - мира и процветания своего народа, а лишь будет подливать топливо в пламя ненависти. И он ушел из рядов автоботов - не успев возненавидеть своего врага, не успев испачкаться в чужом эенргоне и запастись обидами так, что бы сроднится с теми под чьим знаком выступал в начале.  Старскрим и раньше был эксцентричным, но когда началась война и позже, до Металхоука доходили шокирующие рассказы о его деяниях, походящие больше на хорорные страшилки. И джет хотел думать, что скорее всего они сильно исковерканный и преувеличены. Старскрим мог хорошо биться и мог составлять умопомрачительно необычные планы, но то что он слышал в основном сквозило низменной одичавшей подлостью, вероломством и жадной жестокостью. С уходом из автоботом  самому Хоуку на время стало легче, потому что последней каплей для него стало поведение лидера, который будто не стремился к миру, а тяготел к возвращению старых не гуманных полурелигиозных правил и полностью игнорировал, что мир давно изменился и нельзя загнать  термопасту обратно в тюбик, если она уже вылезла - точно так же, как нельзя приучить к машинальному слепому повиновению в рамках устаревших каст, и что для жителей Кибертрона гораздо важнее разумное индивидуально осознанное будущее, а не поклонение мистическим источникам блага, что на деле никогда не могли решить даже простых экономических проблем, не говоря о том на что претендовали, а претендовали они ни меньше как на благо для всех.
Когда-то давно, еще в славные времена застоя в Воссе, они со Старскримом в общем-то были приятелями, по крайней мере Металхоук считал его интересной личностью и скрывая восторг смотрел как этот упрямец пробивает шлемом очередное, по мнению сенаторов, дно доступного в приличном обществе поведения. Но как бы нагло и яростно, а иногда и по глупому вызывающе не вел себя красно-белый джет, то что он при этом выставлял на флаг своих убеждений не могло не восхищать. И да, ему не хватало такта, не хватало каких-то знаний и терпения - но по крайней мере он пытался, пусть и грубо, пусть и с перегибами, но что-то делать.  Потому Металхоук втайне обрадовался, увидев его рядом с Мегатроном, надеясь что война не сильно искалечило и без того вспыльчивый нрав, или хотя бы не задела внутренние положения его взглядов. Больше всего Металхоук боялся, что боев уже было слишком много и затравленная ненависть пересилит мечту о мирном Кибертроне, и тогда ни те ни другие не сложат оружие. И тогда у нейтралов не будет сил и возможностей подавить беспорядки и локальные стычки, и по этому, Металхоук заранее решил для себя, что в подобном случае, как бы ему было бы ни печально - если десептиконы променяют надежду на мир  на привычную ненависть и не сдадут оружие, то он скомандует своим людям отступить и бросить противоборствующих на растерзание звезде и голоду. Потому что втягивать за ними еще и своих людей он не имел права, только попытаться дать шанс.

Отредактировано Starscream (03.11.2019 19:11)

0

16

***
Даже в пустых коридорах, ведь все собирались у ангара, витало напряженное раздражение и усталость. А если по пути попадался кто-то из команды или солдат, то по его кислому выражению лицевой можно было легко прочитать насколько все считают себя обреченными и что только безысходность и верность лидеру доставляет их вообще шевелить конечностями. Но Старскрим не был лидером, ему почтительно кланялись, иногда нет, в хорошем расположении духа он второй вариант игнорировал, в плохом редко срывался и начинал шманать по уставу, а в скверном, как сейчас не замечал и кивков и мехов вовсе. Он направлялся в противоположную сторону от ангара - в самый центр корабля в лазарет что бы там проследить как и приказал Мегатрон за приготовлениями к транспортировке. По пути ему попались парочка ремонтников которым он кинул язвительную фразу по поводу их опадания и ускорил шаг. За спиной у него что-то невнятное пробурчали, но его это не задело. О нем вообще часто толковали чуть ли не в лицо. А сейчас вовсе было не до того.

0

17

Мегатрон пришел в ангар, когда он уже был заполнен недовольным гулом собравшихся там десептиконов. Когда лидер вошел, гул затих, но не исчез до конца и теперь назойливо жужжал в аудиосенсор, как инсектиконский жучок. То, что он увидел, Мегатрону крепко не понравилось. На лицевых вокруг читались у кого то злость, у кого то усталое отупение, от кого то сквозило обреченностью и над всей толпой витал общий призрак неприятия происходящего.
Мегатрон прошел сквозь толпу к невысокому помосту у стены, где сейчас стояли какие то ящики с оборудованием, но подниматься на неё не стал.
Конечно, он думал, что будет, когда война закончится, еще как думал, и планы строил. Война это ведь не цель, это средство, всего лишь этап, ступенька, по которой трансформеры поднимутся к новой жизни. К будущему. К тому, что бы это будущее у них вообще было. Он ведь не старорежимный сенатор, которому достаточно залить бак хорошим энергоном и обложиться интерами, а вокруг пусть все хоть ржавчиной покроется, и не автобот, который воюет потому, что вот такая диктатура ему не нравится, а что ему нравится, он и не знает. Он Мегатрон, у него всегда есть план. Хотя бы в нулевом приближении. И своё видение кибертронского общества он выстраивал долго, еще с тех времен, когда останавливался посмотреть на бесконечность космоса по дороге до рабочей казармы. Тогда это была только туманная мечта, очень наивная и немного глупая, Каон быстро выбил из него эту блажь, о том, что новый мир можно построить без насилия. Но мечта осталась, пусть далекая, и иногда её было почти не разглядеть за вечно стоящим над Каоном смогом, а потом за канонадой войны, но те, кто думал, что цель в том, что бы заставить трансформеров рвать друг друга в вечном противостоянии, и оставить только сильнейших, закончились вместе со Скорпоноком. Во всяком случае так Мегатрон думал.
Но теперь, глядя в оптику своих десептиконов, он думал, а помнят ли они, за что сражались? Видят ли они какое-то будущее после войны, или давно уже сражаются просто потому, что привыкли сражаться? Сколько десептиконов утратили цель, а он и не заметил? Просчет. И в текущих обстоятельствах этот просчет может обернуться очень дурными последствиями.
- Товарищи, - голос Мегатрона звучал сейчас спокойно, почти как в обычном разговоре. Обвел еще раз взглядам своих понурых воинов и присел на один из стоящих рядом ящиков. Пушку он снял и теперь держал на коленях, - Не думаю, что вам нужно напоминать, но я все-таки напомню. Мир через тиранию был ради Кибертрона и для Кибертрона, а Кибертрон это не шарик железа и камня, висящий в пустоте космоса, Кибертрон это трансформеры. Мы сумели свергнуть диктатуру Сената и Праймов только потому, что народ стоял за нас. У сената была армия, оружие, кредиты, энергон, корабли, они думали, что этого достаточно, что бы править вечно, но они не устояли. У нас может быть сколь угодно мощное оружие, но мы не устроим, если от нас отвернуться. Не все смогли выбрать сторону, и не все захотели, и их гораздо больше, чем нас, тех, кто оказался не готов сражаться, и среди них у вас остались знакомые и друзья, кто-то, кто знал вас раньше, жил с вами в одном городе, ходил по одной улице, заходил в тот же бар после работы. Они снова должны увидеть в вас таких же трансформеров, как и они сами, а не безумцев или монстров, жаждущих разрушения. Когда то мы гордились тем, что за нами стоит народ Кибертрона. Мы должны завоевать это доверие вновь. Иначе, даже если автоботы будут разбиты, мы не удержимся на планете. Поэтому я снимаю оружие и позволю поставить себе чип-ингибитор. Поэтому я приказываю вам поступить так же. Снять навесное вооружение и позволить установить чипы-ингибиторы. Наши гостеприимные хозяева поставили нам испытательный срок в три месяца, после этого чипы будут сняты. Поэтому я требую от вас соблюдать порядок и следить, что бы порядок соблюдали ваши товарищи. Да, это уступки, и многие из вас сочтут такое положение унизительным. Но запишите это себе в прошивки - сейчас важнее всего репутация нашей

фракции. Мегатрон поднялся, снова вглядываясь в лицевые своих солдат, ища признаки неповиновения.
- Объясняю еще раз! Для тех, кто до сих пор не понял, к чему я клоню. Это политика! Мы должны выглядеть лучше автоботов! Я надеюсь, что под моим командованием сейчас десептиконы, а не шайка пиратов, и вы помните, что такое дисциплина! И если для кого-то собственные эгоистичные капризы важнее нашего дела и благополучия его товарищей, я лично отправлю такого десептикона на Гарус, и пусть он молится, что бы вместо этого он не оказался в списке изменников.
Лорд обвел ангар пылающим взглядом, что бы каждый, находящийся здесь, убедился, что он не шутит, и снова сменил тон с командного на доверительный.
- Разоружение не навсегда. И станция не навсегда. Но срок, когда мы вернёмся на Кибертрон, зависит только от нас. Как и результат нашего возвращения. Снимайте пушки, ребята. Так надо.

0

18

***
Уставший дежурный - мех из бригады медиков  на входе устроился в уголке на пустой ящик из под медикаментов и тупил в пространство перед собой, периферийно следя за тем чтоб все датчики на капсулах пищали правильно и в срок. Освещение было приглушено - в этом отделе можно сказать "хранились" те кому было далеко до онлайна, но момент критического удержания жизни они уже проскочили. Таких помещали в стазисные капсулы - продолговатые колбы с питательной жидкостью, напичкивали проводами  и оставляли для длительного ремонта тонких систем за счет внешних и внутренних нанитов самого корпуса и раствора.  Капсулы размещались - в зависимости о планировки как и горизонтально так и вертикально - в любом случае тело пострадавшего закреплялось в подвешенном состоянии что бы до всех частей шло равномерное количество жидкости и нигде не пережимало. Когда пациентам легчало - то есть мелкие системы восстанавливались - их переводили в более простые открытые капсулы для внешнего ремонта - там им правили экзоскелет и заменяли детали обшивки. такие капсулы, их было больше - располагались в соседнем помещении - их было куда больше и вокруг них всегда суетились врачи, так как там от их работы ускорялся процесс выздоровления - а здесь, все зависело лишь от удачи и сил самого пациента которому просто давали время и ресурс восстановится.

- Ты здесь один? - Старскрим навис над дежурным фельдшером или кто он там был, как всегда говоря в раздраженной надменной манере. Тот дернулся будто очнулся от легкого оффа и растерявшись без обращения кивнул и добавил что в этом отделе он один, так как все остальные ушли на собрание.
- Сообщение слышал? Мы сейчас будем готовится к высадке, я уже распорядился о том чтоб сюда пригнали погрузчики, потому иди пере подключи капсулы на автономный резерв и начинай демонтаж. Выводить будем с этого отсека.
Десептикон кивнул, подскочил чуть ли не врезавшись в нависшего над ним командира, неловко вывернулся и рванул в сторону энергощитка.

Джет же  ожидая погрузочную команду стал разгуливать между полупрозрачных колб с искореженными корпусами ища знакомые лица.
Легко, по привычке он не задумываясь добрел до капсулы Скайварпа  и остановился изучая его ободранные конечности.
Это зрелище как и вызывало отвращение, так и волновало, причем не только как что-то ужасное. Оголенные серво-мышцы, обглоданная обшивка, отсутствие руки и крыльев, застывшее печальное измученное выражение на лицевой - перед тем как ему отключили сенсоры и ввели в принудительный стазис, Варп испытывал кошмарную боль, а потом просто лишившись ее испытал не облегчение, на него не хватило сил - просто перестал страдать и усталость проступила из под гримас.
Старскрим приходил следить за его выздоровлением, ведь второй ведомый казалось сейчас был ему как никогда ранее нужен. Когда Тандеркрекер прибывает в каких-то своих иллюзорных заблуждениях, а происходящее вокруг не имеет аналогов ни с чем из предшествующего опыта джета.
- Ты достал здесь плавать, расти конечности быстрее! - фыркнул на несчастного Варпа командир, - Ты в курсе что летающих форм почти не осталось? Землежоры одни, смотреть не на что, хожу по кораблю как по трущобам Каона. А Тандеркрекер совсем крышей поехал,  и я не хочу идти к нему говорить. Наверняка он уже наябедничал на меня Мегатрону и жутко собой гордится.
Варп не ответил, слегка колыхаясь в циркулирующей жидкости и иногда выпуская крошечные пузырьки из разодранного до кромки шлема рта.
- Не знаю что вы там творили на Земле, но думаю ты слишком сильно его приложил за его побег, он теперь собирает человеческих паразитов и разговаривает с ними. Хотя... хотя может быть ему как раз нормально теперь, после такого его наверно вообще не смущает что нас пытался прикончить, чтоб его, сам Юникрон! Я думал его нет! Ты представляешь, чтоб его скраплеты выели - а он существует! Летает, жрет все что подвернется! И как это объяснить?! Получается это не иносказание о великом зле, наши "предки" были не так поэтичны как я ранее считал. Это буквально огромная летающая жрущая тварь! То есть наличие 12-ти можно уже не обсуждать, и Праймас наверно существует, чем бы он не являлся. А знаешь что еще может быть не так?  - Старскрим сделал паузу и на время прекратил расхаживать полукругом вокруг капсулы, - Еще может оказаться такой досадный момент что в рамках нашего мира, раз мы выступаем против драного Прайма, то мы получается не правы. Чувствуешь?  Ах ну да, куда тебе, тебе же все отключили. В общем сейчас обязательно найдутся пара тройка идиотов что  начнут об этом скулить и разведут панику и мы получим новообращенных Праймо-поклонников.  А ты валяешься здесь, - джет ткнул в стекло пальцем за которым болтался его подопечный.
- Вот и рассчитывай на вас недоумков! Мне все за вас делать приходится! И послать с поручением некого! Теперь еще  тебе детали добывать! Чтоб ты корму свою ленивую оторвал и из банки вылез! А нейтралы могут и зажать, а знаешь почему? Потому что у нас целый корабль идиотов и если сейчас кто-нибудь станет в красивую позу за свободу и все такое и не сдаст оружие - у нас у всех будут проблемы. И вас - существ в аквариумах задержат на выгрузке, а это рискованно.

Послышался скрип раздвижных ворот что составляли стену рядом с повседневным входом в помещение, за отъезжающей стенкой показались две грузовые платформы с низкой посадкой и по водителю на каждой. Вернулся медик и махнул рабочим что можно отсоединять капсулы от стены и погружать на платформы. Водители в разбились по парам и приступили к отсоединению шлангов от стены и расщелкивать фиксаторы в полу. Старскрим отошел к стене наблюдая за процессом с кислой недовольной рожей.

После происходит первая часть эпизода: Лаборатория

Отредактировано Starscream (03.11.2019 19:12)

+1

19

***
Шоквейв как всегда не разочаровал и крепко держался за свою автономию, никаких поблажек в следствии особого положения - и если про ситуацию говорить, и если про статус Старскрима говорить. Джет покинул лабораторию с приездом погрузочной команды и пошел тормошить склады.  А после, когда все вроде бы упаковали и стащили к грузовому ангару, разместив в очередности выгрузки Старскрим присоединился к перетаскивающим свои пожитки десептиконам, чьи личные вещи, подписанные и упакованные в тонкие боксы следовало бы выгрузить уже после основной массы вещей. Что бы предотвратить протаскивание - чего либо до  или после проверки груза и проверки самих мехов, нейтралы распорядились что из ангара все вещи они выгрузят сами, досмотрят а после будут запускать на станцию десептиконов небольшими партиями. Во избежание путаницы и неподобающего поведения во главе каждой группы должен был быть какой-либо старший офицер со стороны десов, что бы он следил за порядком своих подчиненных. Потому после перетаскивания вещей, десептиконы проциркулировали в соседние помещения для переклички и распределения на группы.

Старскрим нахватал себе буквально за локоть самых вертлявых мелких и хитробамперных товарищей, что смотрели подло и затравленно и собрал из них себе кучку. Он рассудил, что коли их не собрать вместе они начнут подговаривать на пакости других нормальных десов, и "зараза" разрастется - сметание и недовольство благодаря таким неосознанным подстрекателям выльется в какой-нибудь инцидент прямо на осмотре и тогда начнется месиво, так как десептиконов все-равно было больше чем нейтралов и они были крупнее и сильнее, а ощущали себя напротив более уязвимыми. идеальные условия для погромов.  Подлая составляющая натуры Старскрима пискнула воодушевленно что если бы он хотел сейчас захватить базу то ему бы понадобилось только поорать с возвышения и загнанные в узкие проходы из решеток десы вспыхнут как разлитое топливо, гонимые страхом и напряжением, сметут как табун диких зверей оцепление, многие из них полягут, но оставшиеся в ручную добьют охрану, отберут оружие, часть вернется на Немезис за запасами боеприпасов и тогда десы пройдутся по отсекам базы вылавливая и добивая безоружных. А после захватят командный центр и по связи возвестят о победе над нейтралами и автоботами. А дальше залитые энергоном палубы будут снится ему в кошмарах.
Старскрим мотнул головой, это не имело смыла хоть и было очевидно. Из них останется кучка озлобленных тварей,  знающих только убийства и не способных к каким то иным деяниям. Перед глазами сразу возникла картина - размеренно невозмутимо жующие тело своего собрата инсектиконы. Они забились в руины человеческого жилища, где под их лапами вместе с битым кирпичом хрустели чьи-то крошечные вещи и кажется тела. Этим существа, тем кого приходилось называть союзниками вовсе не казалось что они делают что-то противоестественно отвратительное. И с каждым разом, с каждым вынужденным отчаянным броском на врагов, в тот момент когда победа маячила наиболее ярко впереди, заманивая, соблазняя, развязывая руки, оставалось все меньше тех кто помнил за что борется и становилось все больше тех кому средство стало жизнью и тех кому нравится сам процесс.  В прошлый раз, видя подобное - бесцельную уже жестокость и беспредел на руинах захваченного города, Старскрим не выдержал и попытался уничтожить Мегатрона - не для себя, как кто-то мог решить, а именно просто для того то бы это все прекратилось. Жаждущие хищные пасти перестали перегрызать магистрали павших товарищей. И тогда, как и много раз до этого, ему почти удалось. но в последний момент, да и не важно какие слова тогда ему говорил Мегатрон объясняя свое попустительство, тогда Старскрим решил что ему неприятно идти к цели любым путем.  И потому, когда Оптимус подначивал его бросить Мегатрона с пробитой головой на Земле, то Стасркрим отказался, ведь он не хотел возглавлять армию чудовищ и стать одним из них.
- Начальник, и что мне прямо все оставить на корабле? - Снизу, где-то на уровне бедра чирикнул мелкий десептикон с недовольной лицевой. Джет обернулся к нему склонившись
- Да, абсолютно все. Если не отдашь, я сам отберу и выверну тебя и твои субкарманы прямо на осмотре!
Мелкий десептикон, видимо полагающийся на свои габариты, а следовательно незаметность капризно дернул носом и скрылся в толпе идя сбрасывать остатки вооружения.
На комлинк поступали цифровые данные о процентах завершения отгрузки и осмотра багажа. Раз в несколько минут по общему каналу Старскрим как и другие командиры отрядов получали уведомление о просмотренных вещах. В разворачиваемом файле еще можно было посмотреть что успели проверить и занести в реестр нейтралы. Джет иногда открывал эти файлы смотря как подписывают различные вещи нейтралы. Например он заметил что некоторые приборы они называли иначе, чем принято было у десептиконов, а некоторые вещи, не в даваясь в подробности помечали как "личные вещи" или "медицинское оборудование".
- Мда, - раздалось из-за крыла авиа-командира, - Эти дураки даже не понимают что смотрят, мы могли бы просто замаскировать оружие среди приборов.
- Не могли бы, это вопрос доверия, - не оборачиваясь огрызнулся джет.
- Доверия? Они нас берут в плен!
- Не берут, мы согласны на перемирие и не тащим с собой опасные вещи!
- и зачем это? Почему бы нам просто не захватить базу, какое они имеют право!
Старскрим оскалился и не отвечая развернулся влепив  стоящему за ним боевикону прямо по визору. Тот отлетел, впрочем не далеко, так как в скученной толпе падать было некуда. Десептиконы толпились плотными групками в широком коридоре каждый отряд за спиной своего командира. Задние ряды охнули.

0


Вы здесь » Z O D I A C » Здесь и сейчас » Перемирие


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC