transformers | 18+ | multiverse
вниз

Z O D I A C

Объявление

Z o d i a c
most wanted
incoming message
Война кончилась. Однако нейтралы не доверяют десептиконам и автоботам в равной степени. Для тех, кто желает обрести дом на Кибертроне вновь, предстоит участие в развитии спутника под наванием "Зодиак", где они должны доказать, что способны к взаимному миру.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Z O D I A C » Здесь и сейчас » Мир?


Мир?

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s3.uploads.ru/gyXQ9.jpg

После победы над Юникроном автоботам и десептиконам предлагают заключить мир. На абсолютно варварских условиях.
Jazz, Prowl (option), мимопробегающие автоботы

+1

2

- Приветствую вас. Я первый лейтенант автоботов Джаз, заместитель Оптимуса Прайма и на данный момент исполняющий обязанности лидера автоботов. Мы с радостью воспользуемся долгожданной возможностью заключения мирного договора с десептиконами. Война отняла у каждого из нас слишком много, и никто из нас не хочет и дальше терять друзей и жить в страхе. Политика автоботов всегда была направлена на мирное сосуществование и развитие Кибертрона ради общего блага. Автоботы с благодарностью принимают предложенный народом Кибертрона мир. Кибертрон может рассчитывать на нашу лояльность и активную помощь в восстановлении нашей планеты, - голос Джаза звучал ровно и спокойно, визор скрывал оптику, и слова, возможно, звучали хорошо отрепетированной речью. Впрочем, отчасти так оно и было, - Мы надеемся, что наши бывшие противники не станут отказываться, и вскоре наш разрозненный народ станет единым целым. 
… Джаз вот уже несколько минут смотрел в погасший экран и раз за разом прокручивал в голове свою несколько корявую и немного неумелую речь. Впрочем, на том конце провода вроде как были довольны и обещали вскоре прислать условия договора. Это нервировало. И… не только это.
- Я не смогу.
Осознание свалившейся на плечи ответственности надолго выбило Джаза из колеи. Он абсолютно не был к этому готов и не сразу понял, что именно теперь ему придется делать. Перед стазисом Оптимус оставил четкие распоряжения, согласно которым замещать его будет Джаз, а не Праул, нагрузка на которого итак многократно возросла после изматывающей чудовищной войны. Джаз согласился, смутно представляя себе свои новые обязанности. И никак не мог предположить, что помимо стандартных распоряжений разряда “что, куда и зачем” на него свалится решение о дальнейшей судьбе автоботской армии в частности и алого знака в целом.
- Оптимус, сэр, это нечестно. Я не смогу. Меня не для этого делали.
Лежащий в стазис-капсуле Оптимус ожидаемо ничего не ответил, и Джазу оставалось только с отчаянием смотреть на искореженный корпус своего предводителя и друга. Оптимус пострадал слишком сильно, и Рэтчет был вынужден отправить его в стазис принудительно, не дожидаясь усугубления ситуации, поэтому распоряжений Прайм оставил самый минимум, суть которых сводилась к одному. Он уверен в Джазе и Прауле, в том, что они сделают правильный выбор. Только Джаз, сколько ни пытался найти это самое “правильно”, оного не видел. Ни в упор, ни издалека, ни любым другим способом.
- Приказы Прайма не обсуждаются, лейтенант,, - Праул подошел к капсуле с другой стороны, вгляделся в отключенную оптику Оптимуса, перевел взгляд на своего напарника и невозмутимо протянул ему датапад с отчетами, - Ознакомьтесь.
Джаз ненавидел, когда Праул переходил на формальный, подчеркнуто вежливый язык общения. Сразу возникало желание вырвать этот шарков датапад и запихнуть его напарнику под капот. Но… У всех них свои способы борьбы с горем. Праул закрывался, прятался за маской строгой официальности, подавлял активность эмоционального блока, перекидывая все процессы на логический. Джаз, пожалуй, даже завидовал в этом напарнику. Ему бы так. Но его Квинтессоны в свое время зачем-то одарили таким эмоциональным блоком, который отключишь - и от личностной базы ничего и не останется. Приходилось терпеть.
- Окей, бро, погнали на мостик. Обсудим.
Обсуждение затянулось почти на два цикла, и за все это время ни Джаз, ни Праул даже не вспомнили о том, что нейтралам следовало дать ответ. Состояние автоботов приближалось к отметке “катастрофа” по всем параметрам, и статистика, составляенная Праулом, безжалостно добивала надежду каждой следующей цифрой. Еще никогда ранее Джаз не видел настолько пугающую цифру напротив графы “деактив”, и ситуацию усугубляло то, что никакой возможности вытащить корпуса и отдать последнюю дань чести павшим в бою товарищам не представлялось возможным. Погруженных в стазис-капсулы тоже оказалось больше, чем предполагал Джаз, а о количестве получивших поломки разной степени тяжести можно было вообще не упоминать. Сражались все, кто мог сражаться.
- Лейтенант? - Проул немного обеспокоенно посмотрел на Джаза, но диверсант только мотнул головой.
Говорить ему вообще не хотелось. Он пытался, он честно пытался не обращать внимания на имена, относится к ним просто как к набору знаков, но не получалось. Он знал этих трансформеров. Не был им другом, но знал, встречал в коридорах Лост Лайта, разговаривал, и…
- Джаз. Распоряжения?
Командовать Джаз не умел абсолютно. Все его диверсанты набирались по принципу “может думать своим процессором”, и все обладали ровно той степенью дури, которая помогала выживать им в условиях, для жизни, даже механической, неприспособленных. Джаз был и оставался хорошим полевым командиром, мог мгновенно менять тактику и находить выход там, где его никто не видел, мог управлять, но последовательное планирование жизни всего знака его коньком никогда не являлось. И он попросту не знал, за что хвататься. Поиск запчастей? Распределение энергии? Общее собрание? Да, он мог сколько угодно утешать себя мыслью о том, что и Оптимус стал отличным командиром, не имея никакого опыта. Но Оптимуса уже сконструировали с базой лидера. Да и время тогда было другое.
- Комлинки работают? Отлично. Но что я там сначала должен по расписанию? Толкнуть речь? - Джаз включил общую связь, нацепил на фэйсплейт улыбку и ненормально бодрым, чуть ли не веселым голосом начал вещать, - Товарищи автоботы! Прошу внимательно выслушать следующее сообщение. Всех командиров подразделений за исключением Рэтчета прошу прибыть на мостик как можно скорее. Всем остальным просьба распотрошить свои личные запасы и все имеющиеся лишние запчасти до последнего шурупчика отнести в ремблок. К сожалению, в ближайшее время запчастей для ремонта и энергона ждать не приходится, поэтому давайте помогать друг другу и… Посидим какое-то время на урезанном пайке. Тех, кто не получит по комлинку личные задания, прошу разойтись по отсекам и по всем вопросам обращаться к своим непосредственным командирам. Вы все уже знаете, что мы приняли предложение о заключения мира, так что нападения можно не опасаться. Как только мы получим больше информации, вы все будете поставлены в известность.
Способность произносить торжественные и мотивирующие речи у Джаза отсутствовала напрочь. Но Праул в любом случае считал, что это лучше, чем сухое изложение данных в его исполнении. К тому же как бы Праулу не хотелось обратного, но оптимизм Джаза был сейчас автоботам необходим. Только вот у самого диверсанта этого оптимизма не хватало, и улыбка с каждым джоором становилась все более и более неестественной. Особенно тяжело дался Джазу разговор с Рэтчетом. У Рэтчета времени на составление и отправку отчетов Праулу не хватало, поэтому в ремонтный блок Джаз сунулся лично, заодно захватив из своего отсека все то, что могло хоть как-то помочь. Благо, у диверсантов и разведчиков количество наборов запчастей часто переваливало за три-четыре. Коротко обрисовав ситуацию и получив уже полный список необходимых деталей, Джаз позорно бежал из ремблока, провожаемый воплями и угрозами главного автоботского медика - сам лейтенант после последнего боя за помощью ремонтников так и не обратился, хотя по данным диагностики она была ему необходима. Но Джаз, во-первых, считал, что не настолько необходима, как многим другим, и, во-вторых, давным-давно привык функционировать в таком состоянии. Не критическое, и Праймас с ним. Бывало и хуже.
- Праул. На подзарядку. Через цикл жду тебя здесь.
- Нерационально сейчас мне…
- Нерационально нам потерять сейчас твой проц, приятель. Один цикл, Праули. И назад. Нам надо будет…
Джаз криво ухмыльнуся. Праул согласно кивнул, сгреб стопку датападов и ушел из командного центра, оставляя Джаза в полном одиночестве. Подзарядка действительно была оправдана с точки зрения логики, но оставлять напарника одного надолго ему не хотелось. Он не сомневался, что Джаз справится и вытянет, но вот чем оно аукнется еще неизвестно. И хорошо, если орном музыкального безумия в отсеке Бластера или кубом сверхзаряженного где-нибудь в дальнем углу грузового отсека. Праул знал Джаза слишком хорошо, чтобы понимать, что для диверсанта в любом раскладе начнутся сложные времена. Джаз всю жизнь провел на войне, и не умел функционировать иначе. Хотел, очень хотел, но пока что не упел.
… За цикл Праул успевает немного подзарядиться, систематизировать большую часть входящей информации и даже заглянуть в мойку. И ознакомиться с сообщением от Совета, который наконец-то соизволил прислать те самые условия заключения мира. И они точно требовали обсуждения. Праул только надеялся на то, что информацию Джаз скинул только ему, потому что узнай о требованиях Айронхайд или ламборджини… Джаза Праул нашел там же, где и оставил - диверсант сидел в своем кресле, напрочь игнорируя кресло командующего, которое по идее должен был на время занять, и сосредоточенно ковырялся в левом локтевом сочленении. Там периодически искрило, Джаз вполголоса матерился на земном английском, поминая то панталоны королевы, то проклятых консерваторов, то пятую точку чьей-то черной мамы, но ремонту это не помогало. Праул настроил было вокодер, чтобы выказать все, что он думает, но поспешно проглотил все то, что хотел сказать. Подошел, перехватил манипулятор, вынул из пальцев отвертку и сам принялся за ремонт. Не в первый раз.
- Спасиб, детка, - Джаз, когда уставал до деактива, всегда переходил на слэнговые формы общения, мешая в своей речи кибертронские и земные слова. Верный показатель того, что нужен отдых, - В общем, тех, кто чуть было в деактив не ушел, Рэтч вытащил. Запчасти уйдут почти все, мы покрыли только треть списка. Надо будет достать, но время есть. Ремонт этой крошки, - Джаз хлопнул неповрежденной ладонью по подлокотнику кресла, подразумевая под крошкой Лост Лайт, - Уже начат. Обшивку побило и погрызло, но состояние удовлетворительное. Подробности скину тебе… Напрямую?
Так быстрее. Прототипы трансформ Джаза и Праула в принципе были схожи, и прямой обмен данными напарники практиковали достаточно часто, безоговорочно друг другу доверяя и даже не думая по ходу передачи влезть в личные сектора данных. Но на этот раз Проул поступился негласными правилами и, пользуясь доступом к системам Джаза, скачал диагностический отчет. Пережив пятиминутный сеанс эмоциональных обвинений, Праул просто отвесил напарнику подзатыльник. Но что делать, пока что сам не представлял. Ремонт был нужен, но Джаз Рэтчета боялся, и имел на это в общем-то все основания. Да и медботы были загружены работой как минимум на неделю…
- Эти условия неприемлемы, приятель. Но и не принять мы их не можем. Патовая ситуация.
- Еще одной войны мы не выдержим. Ты прекрасно это понимаешь.
- Это рабство.
- Зато все те, кто функционирует, не уйдут в деактив. Ради будущего можно потерпеть и рабство.
Джаз едва подавил грустную усмешку. Праул хоть и принадлежал к Первому поколению, но времена рабства под игом Квинтессонов не застал. Элита. Охрана Сентинела. Он не знал, что это такое, когда каждый твой шаг контролируется, когда твой корпус тебе не принадлежит. А Джаз знал, и повторения не хотел. Вот совсем...Но он прекрасно понимал, что выхода нет. И если Праул говорил, что это единственная и лучшая возможность, то так оно и есть. Логический центр Праула не ошибался никогда.
- Нас с тобой будут проклинать, Джаз, - Проул грустно улыбнулся, вкрутил последний провод в контакт, и Джаз наконец-то смог сжать пальцы, - Не думай, что я этого не понимаю.
- Лучше нас, чем Оптимуса.
- Он поступил бы так, как собираемся мы. Давай я соберу всех и скажу, что за предложение мы получили, и что теперь нас ждет.
- Нет, детка. Это вроде как моя миссия. Ты собери всех, а я как-нибудь… выгребу. Всегда же выгребал, да?
***
Выгрести не получилось. Всеобщее возмущение Джаз с Праулом вроде как частично подавили, но атмосфера, конечно, была гнетущая. Дав автоботам время выплеснуть эмоции, Джаз задал курс и повел Лост Лайт к указанным координатам. После чего сгрузил управление кораблем на Праула и “ушел в народ”. Да, он не был Оптимусом и не мог успокоить окружающих одним своим присутствием. Но он мог сделать то, что мог. Ходить, шутить, улыбаться. Сопереживать, сочувствовать, поддерживать. Автоботы уже давным-давно привыкли к тому, что первый лейтенант улыбается всегда. Абсолютно всегда, вне зависимости от того, насколько безвыходной кажется ситуация. И в итоге пусть и не сразу, но становится если не нормально, то хотя бы терпимо. И сейчас им тоже было необходимо верить в то, что все будет хорошо. Улыбки давались Джазу откровенно нелегко. Передвижения - тоже. Системы требовали энергона и подзарядки, но Джаз экономил. Половина куба. И три цикла до того, как он сможет позволить себе лечь на платформу. Было бы проще, если бы он мог позволить себе прямую зарядку, но, увы, почти все порты на корпусе были повреждены. Джаза вообще здорово помяло, потому что он лез в самое пекло. Взрывчатка сама себя бы не доставила. Основные повреждения залатали сразу после боя, так что Джаз держался, закрыл повреждения сменными пластинами и сделал вид, что все в порядке.
На подзарядку он ушел принудительно, будучи схваченным за плечо Праулом и буквально насильно уложенным на платформу. И пропустил и прибытие по указанным координатам, и Космический мост. Праул выдернул его в онлайн только тогда, когда на связь вышли командующие кораблями, взявшими Лост Лайт в клещи.
Автоботы ждали всего, чего угодно. И теплого приема, и, одновременно, массового расстрела. Но все оказалось более чем прозаично. Лост Лайт состыковали с Зодиаком, автоботов попросили спуститься в ангар, просканировали, идентифицировали личность каждого, нацепили чип, отключили и запечатали оружие и сопроводили на станцию, где сначала каждому загрузили информацию о правилах нахождения на оной, и только потом начали распределение. Джаз категорически отказался от ремблока, передал Праулу задачу расселения по квартам, а сам помчался помогать и контролировать выгрузку и транспортировку поврежденных товарищей. Потом последовал длительный торг с нейтралами по поводу запчастей и энергона, потом рассмотрение жалоб недовольных расселением, потом… Потом Джаз подключил визор и с удивлением обнаружил себя лежащим на ремплатформе у очень, очень недовольного Рэтчета, и тут же попытался сбежать, за что был наказан фиксаторами и отключенным вокодером.
Кажется, жизнь начала входить в привычную колею.
А потом Праул сообщил о прибытии корабля десептиконов.

+4

3

*Ранее в эфире*

- Он не выйдет из стазиса ближайшую неделю, Про.
Джазз аккуратно опустился в кресло. Коленное сочленение предательски хрустнуло, сыпануло на пол искрами, но Джаз сделал вид, что ничего не заметил. Улыбнулся привычной беззаботной улыбкой - на секунду, просто по привычке. Если в чем ему и помогал визор, так это в том, чтобы держать лицо. Вроде бы посмотришь  - просто либо серьезный мех, сосредоточенный, либо непрошибаемый оптимист, в чей процессор никогда не заглядывают негативные мысли. Потому что оптики не видно. А стоит увидеть - а там и паника, и дикая усталость, и страх за Оптимуса, и даже отчаяние. То самое отчаяние, которого никто и никогда на фэйсплейте диверсанта не видел. Но Джаз прекрасно знал, что Праул запросто считает его состояние. Они же работают вместе, читай, почти все время своего функционирования. Да и от напарника Джаз не привык что-либо скрывать.
- Нейтралы ждут ответа. Решать, получается, нам.
Список требований ужасен. Следящие чипы, которые уничтожат проц, стоит только нарушить границы станции. Полное разоружение. Запрет на трансформацию… И если с первым и вторым лично Джаз мог примириться, то последнее его ужасало. Он не мыслил себя без трассы, даже если эта трассы и представляли собой коридоры корабля. Джаз был помешан на гонках и скорости не меньше, чем на музыке, и невозможность ощутить колесами дорогу была сравнима для него с долгой изощренной пыткой. Но чем больше Джаз обдумывал и с разных сторон рассматривал ситуацию, тем больше понимал, что выхода нет. Но все еще надеялся на то, что Праул что-нибудь придумает. Праул всегда находил выход из безвыходных ситуаций - тех самых, где нужна была не импровизация, а строгий расчет, логика и аргументы.
Джаз не хотел решать. Он никогда не решал за кого-то, кроме себя и вверенного ему подразделения. Праулу подобное наверняка было не в новинку, потому что именно его тактико-стратегические выкладки и планы лежали в основе всех военных операций автоботов. Праул умел. Джаз - нет. И не хотел учиться, потому что такая ответственность вводила его системы в состояние полной активации всех систем, когда одно лишнее слово - и все, перегорают схемы и летят контакты. Но выбора, казалось, просто не было. Потому что оставлять напарника наедине с этой ответственностью было бы предательством.
- Знаешь, приятель, я ведь думал, что этот день никогда не настанет. Мне казалось, чтоВселенная может погибнуть, а Оптимус все равно останется. Он ведь раньше всегда первым выходил из медбэя. А теперь… - Джаз скрипнул дентопластинами, - Я все жду, когда откроет дверь, и он войдет. И чем дольше этого не происходит, тем страшнее.
Этим Джаз тоже мог поделиться только с Праулом. Для всех остальных он был абсолютно уверен в том, что Оптимус вот-вот выйдет из стазиса, и все снова будет хорошо. Все остальные были убеждены, что Джазу из-за отсутствия программы самосохранения в принципе не знакомо такое ощущение, как “страх”. Все, кроме Праула… И Оптимуса.
Джазу очень хотелось снять визор. Раздолбанная и исцарапанная пластина превращала окружающий мир в картину из плотно подогнанных друг к другу осколков. И когда Джаз смотрел на Праула, одна и трещин перечеркивала его корпус строго по линии шеи. Это смотрелось...тревожно. Настолько, что напряжение в сетях возрастало, и поврежденная антенна начинала искрить не хуже, чем у Ред Алерта во время приступа паранойи.
- Ладно. Прости, детка. Опять я треплюсь слишком много. Так… Что говорит твой проц на тему мирного соглашения?

+1

4

У каждого кибертронца, верит он в богов или нет, всё-таки есть что-то, что держит его в самые тёмные ворны. И даже если не Праймас и Юникрон, то Оптимус Прайм точно был для своей фракции не божеством, но константой. Они могли проигрывать сражения, миры, терять себя и близких. Оптимус Прайм оставался всегда. И, как все обычно были уверены, живым.
Теперь же..
Праул щёлкает крылом, отгоняя подальше хотя бы часть того, что пыталось заставить искру сиять слабее.
Джаз улыбается и совершенно ясно, что улыбается он не ко времени и месту, а из попытки не треснуть где-нибудь в камере искры, утягиваясь в личную чёрную дыру, которая растёт из всей той потерянности и страха, что сейчас испытывает каждый. Хочется жить. Хочется жить всем. Не последним среди пепелища коротая свой век, в том самом пепле остальных похоронив.
Усталость нежно душит, пытаясь покуситься на чёткость мысли и трезвость ума, да только Праул с ней встречается далеко не в первый раз, так что её попытки почти не отвлекают. Разве что чуть медленнее в ворохе мыслей выискать нужные слова, складывая их в предложения, но куда им гнаться за скоростью речи.
Он не делает и не сделает ни одного замечания на кислотно-яркие в своей чужеродности, иногда даже выводящие из себя обращения - слишком хорошо понимает, почему сейчас звучат именно они.
Праул пытается щёлкнуть и воображаемым тумблером, но тот явно заело и назойливые мысли с трудом выгоняются стройными рядами чисел и глифов. Они ведь не могут просто упасть на колени и молить о чуде, нет. Им это чудо делать самим.
Процессор ворочает призрачные армады: раненные, убитые, относительно целые, те, кто погаснут от горя или не выдержат напряжения, те, кто оспорят и попытаются самоубиться, доказывая что-то с праведным огнём в глазах.. - призрачные, потому что ведут их мертвецы. А живые или нет, это ещё предстоит узнать. Кого перемкнёт? Кто сломается? Кто уже, считай, потух, в медбэе или нет? Праул уверен насчёт немногих. И этого мало.
Эмоции априори не всегда в его оптике были чем-то хорошим, а уж те, что витают в атмосфере сейчас..
Что-то надо делать. Что-то.
Разумеется, решать.
Перед его глазами давно уже только растущий список погибших, так что горе, по ним или нет, но закрыто на тяжёлый ключ в самой тёмной камере где-то далеко, не с ним пока. Пока.
Он отстукивает рваный ритм по локтевому сочленению, пилит взглядом чужое искрящееся колено, а цифры вырисовываются всё горше и горше. Хотя они и до его прикидок были очевидны. Война любит сытно поесть.
- Пока ему есть, куда возвращаться, стоит просто ждать. - это же Оптимус. Но кого Праул сейчас пытается убедить этой тихой репликой и есть ли тут хоть кто-то, кто в это действительно верит? Время покажет.
- Мой процессор говорит, что мы его примем. - и если сказать это достаточно уверенным голосом, возможно, удастся поселить чуть больше уверенности не только в себе.
- Мы его примем с этими условиями. Потому что эти условия, во-первых, не навсегда, а, во-вторых, если правильно подвести, то спустя время эти условия будут изменены. За хорошее поведение. - дёргает уголком губ, переплетая пальцы под их же тихий перестук.
- Мы примем всё это, потому что откажется только самоубийца. И скажем спасибо. Несмотря на любые возмущения. - потому что несмотря на проблемы Праула с восприятием эмоций, даже ему было ясно, что. Не в их положении отказываться и активно торговаться?
И разве не мира они добивались в конце концов?
Правда, да. Далеко не такого мира. Но продолжить конфликт? При такой возможности? Логически Праул просто не мог этого предположить. Это иррационально, деструктивно, нелогично.. эпитетов может быть много, а живут все только один раз. И надо бы этот раз не скормить скраплету.
..да и по предварительным отчётам, продолжать столкновения может смехотворное количество ботов. Так в принципе продолжаться не может. Война выжрала Кибертрон, возможно начисто, так теперь отдать ей всех оставшихся кибертронцев?
Это не их путь, это в принципе не путь того, у кого ещё остался процессор. И эти выводы в озвучивании на самом деле не нуждаются совсем.
Зато они все нуждаются в том, чтобы выдохнуть, даже если выдохнуть через намордник.
Это временное. Не может быть не.
И это ровное "мы", которым он раз за разом начинал реплику, оно ведь не просто так. Джаз тут не один, огребать тоже не ему одному и даже если не скажешь с первого взгляда, ему действительно есть на кого опереться.
Неплохо было бы, помни об этом сам Джаз.

+3

5

Праулу было плохо. По нему этого, правда, не было заметно. Спокойный взгляд, ровный свет оптики, правильные слова, точно выверенные эмоции, среди которых явно властвуют спокойствие и уверенность. Идеальный командир. Это ему надо было бы быть на месте Джаза. Он бы подошел больше, но… Джаз понимал, почему Прайм оставил именно такие назначения. Праула некем заменить. Никто не сравниться с его логическим блоком, никогда не сможет обрабатывать такие огромные массивы данных, которые первое время будут поступать регулярно. Праул будет занят настолько, что дополнительные обязанности могут его сжечь. Поэтому был нужен Джаз. Поэтому и потому, что Джаз умел сводить на “нет” конфликты и повышать настроение окружающих. И потому, что он всегда, вопреки любой логике и любым фактом, верил в лучшее. И сейчас Джаз надеялся на то, что Оптимус в нем не ошибся. Не ошибся в них обоих. Они в конце концов квинт знает сколько времени одна команда, самая оригинальная и с виду несовместимая, но сработанная команда. И именно поэтому Джаз... не видел, а просто знал и чувствовал, что его напарнику плохо.
Праул устал. А еще ему больно. Сейчас здесь у каждого Искра на части разрывается, потому что нет того, кто не познал бы горечь потери. Джаз просто старался не думать о тех, кого потеряло его подразделение. Праул наверняка поступал схожим образом, загоняя эмоции как можно глубже. Им сейчас горевать было никак нельзя. Потом. Потом переживут, пропустят через системы, осознают окончательно и отгорюют свое. Это стало уже привычным, в общем-то. Не в первый раз. Но Джаз все равно не мог смотреть на Праула и делать вид, что все в порядке.
- Пока ему есть, куда возвращаться, стоит просто ждать.
Джаз вздрогнул. Кивнул поспешно, чуть отворачиваясь в сторону. Это ударило прямо по больному. Искра отозвалась ставшей уже привычной ноющей болью так до конца и не переосмысленных воспоминаний, засевших где-то глубоко-глубоко в корпусе системным шумом. Джаз ведь тоже всегда возвращался. Потому что было куда и было к кому. Иногда на чистом упрямстве. Полз в своей отсек, кинув Праулу короткое “я на базе”, и… И как-то ни разу всерьез не задумывался о том, что его ведь тоже ждали. И ждали не просто для того, чтобы услышать, что десептиконы лишились очередного склада боеприпасов, техники или энергона. Обычно Джазу удавалось отогнать от себя чувство вины и стыда, спасибо настройкам процессора, но сейчас это было сделать гораздо сложнее. И в оптику Праула смотреть почти больно. В то время как остальные могут просто верить в то, что считают правильным и нужным, в процессоре Праула ворочаются безжалостные цифры. Цифры, которые запросто могут убить любую надежду.
- Самое страшное, Праул, что мой процессор говорит мне то же самое, что и твой тебе. Редкая солидарность систем. И так не вовремя.
Джаз невесело хмыкнул и снова покачал головой. Обычно они с Праулом приходили к согласию редко. Могли спорить до сбоев вокодеров, неизменно оставались при своем мнении и шли примерно с равным счетом “прав-не прав”. Сейчас правду отрицать было невозможно. Мир. Унизительный мир, в котором нет ни намека на победу. Да и к шаркам в общем-то победу - в этом мире не было ни единого намека на то, что они этот мир заслужили. Что воевали и погибали не зря. Ведь если абстрагироваться от личного и посмотреть со стороны… Две воюющие фракции так достали родную планету, ради которой воевали, что та стала готова от них отказаться. Это было...слишком больно.
- Эй, крошка Про… - Джаз кое-как встал, доковылял до сидящего на соседнем кресле Праула, обошел со спины. Привычно втиснулся между дверок, обхватил манипуляторами за шею и с глухим лязгом опустил подбородок на шлем напарника. Такое он себе позволял очень редко, уважая личное пространство друга. Но сегодня было можно. Наверное, - Знаешь, все будет хорошо. Я пока что в это верю. Ты не обращай внимания на то, что я дергаюсь. Это у меня, кажись, что-то замкнуло. Не дочинили... Ну, как замкнуло, так и отомкнет. И это… Ну… Ты ведь знаешь, что мы всегда может просто поговорить, если нужно. Ну или если будет нужно, ты всегда можешь на меня поорать и швырнуть в меня столом. А то я к тебе хоть иногда, но захожу, а ты как-то... Тебе ведь тоже надо.

+2

6

Если бы не долгие тёмные циклы в собственном кабинете, прокручивая в процессоре схемы будущих атак и точно зная, сколько минимум искр они не досчитаются завтра, когда даже тени из углов смотрят с осуждением и ненавистью, Праул не мог бы быть так ужасающе спокоен. Но в этом покое должна быть их главная сила. Усмирить ненависть, застарелую и острую, сложно. Да и не хочется. Праул и сам яро и до скрипа, прочно возненавидел фиолетовые знаки, которым что на дезактивах, что на живых, казалось бы, ни края ни конца. Но они должны переплавить этот яд, отравивший практически каждого, во что-то иное. Хотя ненавидеть всегда есть за что.
За правду, которая у каждого своя, за друзей, за жизнь, за себя и за что угодно, а значит - бороться и искать, найти и не сдаваться. В это они пытались верить несмотря ни на что.
Несмотря на то, что если имена всех тех, кого Праул отправил на смерть выцарапать на металле его искровой камеры, не хватит ни камеры, ни его самого. Несмотря на то, что если и есть Некромир с его голубыми цветами и статуями, то у статуи Праула цветам быть до горизонта. Несмотря на то, что никто, даже медики, не могут сказать, что их руки не запятнаны чужим энергоном, потому что на войне даже их клятвы приходится нарушать.
Но если не во что верить, то за что бороться, верно? Вот они и верили, и боролись за лучший мир.
А теперь, если вдуматься, то..
Но Праул не вдумывается. Он знает, чем это грозит.
Поэтому, помимо лучшего мира и Оптимуса Прайма, он верит в тактику, стратегию и тех, с кем работает. Например, в Джаза.
Потом, когда отболит и перестанут ныть самые застарелые раны, это тоже будет частью "а помнишь?". И они конечно будут помнить. Потом.
Сейчас до этого всего ещё надо дожить.
Но, нет, совершенно точно он не собирается копаться в хрустящем месиве, жалеть и тратить время. Цель не изменилась. Изменились только условия её достижения. Да, "мир на Кибертроне" условно будет. Но это будет именно условный, вынужденный мир.
А значит, они просто продолжат идти дальше и дальше, делая то, что должны. Чтобы условностей не осталось.
Всё предельно просто, логично и правильно.
Весь мир по сути своей - механизм, со своими реакциями и связями. И эмоции тоже не что-то мистическое, они закономерны и подчиняются определённым алгоритмам. Просто даже спустя столько времени, самому Праулу эти алгоритмы не понять и не вывести. Да и не то чтобы он старается, когда всегда есть что-то куда более важное. Например, его обязанности.
Ха.
Праул тушит оптику на пару мгновений, уловив чужое движение, и устало отмечает для самого себя: да-да, ты снова это сделал. Ты снова сказал что-то не так, как следовало бы.
И что-то не то чтобы это удивляет, но определённо точно не радует искру. Но.
Это пустое. Времени на мимолётные терзания то ли совести, то ли чего ещё у него в любом случае нет и быть не должно.
- То же самое? Действительно, пугающее согласие.
Надо работать.
За всем этим потоком с трудом забиваемых рассуждений, Праул как-то не сразу улавливает, что разговор не окончен. Видимо, усталость всё-таки сказывается сильнее, чем он думает.
В любом случае, первые пару кликов, ощущая чужой, почти не давящий вес, и анализируя слова, он просто замирает. Замерзает на небольшой, но ощутимый промежуток времени, словно ожидая удара. Но на самом деле это скорее сила привычки, чем какое-то хотя бы рефлекторное опасение в сторону Джаза. Нет, просто тактильностью он не отмечен и не будет никогда. Всё это непривычно и отчасти неловко, но должно оказывать поддержку. И оказывает, потому что монолитно замершая фигура постепенно расслабляется, словно проседая чуть под аккуратным давлением из вне.
Джаз, мастер словесных кружев, переговорщик и тот, кто никогда не полезет за острым словом в субкарман. Его непривычно корявая искренность в чём-то даже беззлобно смешит.
Правда, тихий дребезжащий звук, оборванный в тот же момент, когда и прозвучал, мало кто принял бы за смех. Поэтому Праул перезагружает вокалайзер и чуть криво растягивает губы в улыбке. Джаз поймёт, по тону или интуитивно.
- Спасибо. Я учту.
Скрываемая усталость? Тревога? Боль? Возможно. Но отчаяния и паники здесь нет и теперь не будет, даже если очень хочется. Они оба не раз доказывали, насколько упрямы и упорны на пути к цели. Что помешает им доказать это ещё раз?
Ничто и никто, разумеется.
На их стороне рациональный подход и уже доставшая эту вселенную вера в хороший конец.

+2

7

Желание выругаться становилось все сильнее. Выругаться не так, как “принято” среди автоботов, а так, как в глубинах шахт при очередном обвале. Желание выдернуть Праула из кресла, вжать в его стену и хорошенько на него наорать заставляло процессор слегка сбоить, и сдерживать совершенно иррациональные порывы помогала только привычка не лезть в чужое дело, если не простят. И Джаз знал, что этого себе точно не простит. Еще одна галочка в графе “отвратительный друг” и “ты сделал это не так, как нужно было”. А ведь что мешало? Субординация? Джаз почти всегда, помимо официальных встреч и выступлений, топливом на нее лил. Страх быть неправильно понятым? О, этого Джаз никогда не боялся, слишком часто это происходило. Правила? Тоже мимо, он нарушал их так часто, что Оптимус давно махнул на это рукой, разрешая лейтенанту чуть больше, лишь бы тот не поехал процем. Уважение? Да, пожалуй, это было ближе всего.
Джаза всегда считали душой компании. Его обожали подчиненные, его были рады видеть на любой вечеринке, и в пару к нему на дежурство хотел попасть каждый третий. Один из самых “социализированных”, обладающий уникальной способностью к адаптации… и каждый раз лажавший, когда дело касалось напарника. Было бы смешно, если бы не было так грустно.
Джаз мог общаться с кем угодно, но никого не подпускал близко. А потом системы дали сбой, и в его жизни появились Бластер и Праул. И если с Бластером было легко и просто, достаточно только музыку включить, то с Праулом...То с Праулом всегда было сложно.
На нем не работали слова. Он не был склонен к тактильным контактам, хотя Джаза медики научили снимать напряжение с чужих систем - полезный навык на войне, когда времени нет. Он не любил открываться и говорить сам - а Джаз ведь умел, по-настоящему умел слушать. И музыку Про не очень любил, потому что она, как и чувства, не поддавалась логике. Хотя пару раз прокатывало с музыкой. Но эти были такие разы, что даже Джаз вспоминать боялся. Потому что оба тогда стояли по колено в энергоне. 
- Спасибо. Я учту.
- Не сомневаюсь, что учтешь, крошка. Но малеха сомневаюсь в том, что воспользуешься предложением.
Отпускать Праула Джаз не хотел, и еще неизвестно, кому из них двоих это было нужно больше. И чем дальше, чем больше Джаз думал, что ему самому. Ведь если вспомнить, когда ему было хреново, он всегда либо уезжал как можно дальше, либо прятался от всех, погружаясь в музыку, либо шел к Праулу и просто торчал рядом, наблюдая за тем, что было вписано в его программы в графы “дом”, “безопасность” и “спокойствие”. Джаз мог различить каждый звук, издаваемый корпусом Праула, будь то движение дверцы или звук работающей в усиленном режиме вентсистемы. Впрочем, Джаз всегда был помешан на звуках. Больше, чем на чем-либо еще.
- Знаешь, что я сейчас хочу? Просто выйти на связь с этими нейтралами, сказать им “мы согласны”, отрубить связь на пару-тройку циклов. Уложить тебя на платформу, чтобы ты наконец-то нормально подзарядился и отдохнул. За это время я бы успел себя подлатать. И опять работать. И меня малеха бесит, что это неосуществимо по целому ряду причин.
Джаз неохотно убрал манипуляторы, разогнулся, вернулся в кресло. Накрыл ладонью коленное сочленение - искры неприятно кололи, но это раздражало меньше, чем мелкие вспышки, в сломанном визоре разбегающиеся белыми пятнами. Джаз потянулся к кнопке вызова, но так и не нажал. Вместо этого тяжело оперся рукой на приборную панель и притушил оптику.
Было еще кое-что, что он скрывал даже от Праула. Своего собственно демона, который так прочно прописался в системах, что не вытравить даже форматированием. Одиночество. Здесь, среди своих, среди автоботов, за которых Джаз сражался, за которых был готов жизнь отдать, он чувствовал себя гораздо более одиноким, нежели среди врагов. А новые обязанности еще сильнее отрезали его от остальных. С командиром, даже временным, можно и выпить, и перекинуться случайным словом, и потрепать вокодером ни о чем - но не в тех обстоятельствах, что сейчас. Каждый их шаг, каждое слово будут отслеживать и оценивать. И… И как только Оптимус такое выдерживал?
- Про, у меня оптики не видно? А то по ощущениям, не визор, а крошево, - Джаз повернул головку, дождался отрицательно кивка, и только потом нажал на кнопку связи.
Сейчас он скажет, что автоботы согласны на перемирие. Потом они получат перечень условий. Потом они пойдут сообщать своим. И единственное, что в этой ситуации утешало, это то, что Джаз тут не один. В кои то веки на задании, пусть и своеобразном, и не в одиночку.
- Пока я тут буду трепаться, вызовешь командиров подразделений еще раз? Надо их заранее подготовить.

+2

8

И всё-таки, если что-то Праул и вывел, так это то, что напарничество - игра. Не те его многоходовые стратегии, с раскиданными по доске фишками и символическими форпостами, а проще. И одновременно сложнее.
В этой игре постоянно надо ловить, причём ловить должны двое: за пару шагов до нервного срыва, который размажет так, что обратно себя не собрать; за несколько метров до черты, переступив которую, дороги назад уже не найти. За пару кликов до превращения в переломанное, корёженное войной чудовище, которым тут может стать каждый. Если всё-таки не досмотреть и не поймать.
И они ловят, что удивительно, даже успешно. Несмотря на то, как трудно это должно быть: пытаться понять того, кто существует будто в параллельной вселенной. Они ведь, имея родиной одну планету, просто неприлично разные в личностном плане. И будто специально жизнь вместе столкнула именно их.
И всё-таки в чём-то Джаз знает его даже слишком хорошо, читая то, что сам Праул говорить не собирался совсем. Впрочем, это часто избавляет хотя бы от части привычного конфликта миров, так что почему бы и нет?
- Твоя правда. - и они оба это знают.
У всех свои методы бороться и бороться не только против разнообразного противника. Поэтому там, где Джаз выбирает музыку, Праул выбирает числа. И пускай иногда это явно не лучший выбор, альтернатив пока просто не предоставлялось, а значит - он работал с тем, что есть. Пока не заканчивались сводки и подсчёты, пока не был оформлен каждый график и сведена в стройное единое целое каждая таблица, даже если ни таблиц, ни графиков особо и не нужно было. Ведь он-то всё мог понять и без визуализаций, а большую часть его подсчётов иногда лучше не озвучивать вовсе. И все эти цифры всегда предполагали одиночество, несмотря на состояние и самочувствие. И эта тактика выламывания и игнорирования лишнего напрочь, к сожалению, работала далеко не всегда.
Джаз сейчас похож на большую, но не собирающуюся откусывать ему шлем кибер-кошку. Праул видел таких не много и большинство этих встреч были сугубо неприятными, но избавляться от ассоциации не хотелось. Да и не нужно было, пусть будет. Ведь что лучше опишет чужую извечную настороженность, чем гибкая цепкость во что-то вслушивающейся хвостатой фигуры? Профдеформация жрёт их всех даже усталыми и не давится.
Праул перезагружает оптику и напоминает себе, что чем дольше он без подзарядки, тем активнее мысли сворачивают на какую-то сомнительную кривую. А ведь ему ещё работать и работать. Им всем.
- Причин действительно много. Но всё это временно. - это даже не мантра-обещание, призванное хоть сколько-то додать терпения. Нет, констатация факта.
Он провожает хмурым взглядом злосчастное коленное сочленение и пытается додать терпения уже себе. Медики делают, что могут. Они тут все делают, что могут.
И то, что лично Джаз подзаряжаться особо не собирается, Праул отметил тоже. Диверсанты, да. Специальная подготовка, ага. Но не бессмертные же они.
Хотя Рэтчет конечно не упустит шанса при возможности их нового главнокомандующего оглушить и привязать к ремплатформе на цикл восстановления. Нужно просто постараться сделать так, чтобы этот шанс предоставился как можно скорее и до того, как окончательно иссякнут чужие силы.
Но для этого Праул здесь и нужен. Увеличивать шансы на благоприятный исход.
И без того длинный, список дел в процессоре неумолимо растёт, пестря пометками разной степени важности. И хотя бы относительное здоровье всех необходимых функциональности фракции меха разумеется имеет особый приоритет.
Да и просто категорично гложет что-то видеть напарника таким.
Словно лишнее напоминание о том, что все они рано или поздно со Всеискрой встретятся.
Но это пустое.
- Вызову.
Конечно вызовет, чтобы можно было попытаться обстоятельно поговорить с каждым и каждому в процессор вложить одну простую мысль: сидеть смирно и не дёргаться. В то, что с первого раза все всё поняли, верить просто наивно.
Однако, перед тем как заставить морщиться командира каждого ещё рабочего подразделения фразой "проследуйте пожалуйста по указанным координатам", отчего-то хочется попытаться напомнить Джазу, что он не один и один не будет. Есть что-то чрезмерно надломанное в этих паутинках трещин на привычном визоре.
Но связь уже устанавливается и Праул оставляет все непривычные фразы при себе. Это логично.

Отредактировано Prowl (31.10.2019 05:09)

+2

9

- Хорошо, что временно, приятель. Это внушает хоть какую-то надежду.
А ведь подумать страшно и странно, что когда-то было иначе. Что когда-то они оба стояли за плечом Сенатора и делали вид, что не видят друг друга. Что когда-то Джаз открыто называл Праула занудой и замаскированным дроном и прочил ему не только одиночество, но и всеобщее презрение. Праул не молчал и в ответ обещал Джазу будущее дезактивированным никому не нужным корпусом в мусорном контейнере замызганного бара в нейтральном секторе. Они исправно несли службу, но держались на предельно возможной дистанции. А потом пришла война, и они с радостью разбежались по разным подразделениям. Праула заметили практически сразу. Джаза - после нескольких циклов успешных операций. Они вновь столкнулись нос к носу в кабинете Прайма. Оптимус тогда даже слушать их не стал. Просто заявил, что хватит им тащить все на себе в одиночку, и объявил их боевым тандемом. Тогда первое время было еще хуже, чем при Сенаторе, и после каждой операции они с Праулом орали друг на друга. Доходило чуть ли не до драк. А потом… Джаз помнил, когда все изменилось. Видимо, каждый из них дошел до точки.
Джаз помнил,  как стоял у входа на базу и вглядывался в затянутое дымом и подсвеченное пожарами небо. Как пытался найти звезды и нашел. Одну звезду, такую маленькую и такую несчастную, что … Что внезапно подумал, что вот так, как эта звезда, он не хочет и больше не может. Потом была очередная диверсионная операция. Не самая удачная. Десептиконы выслали погоню, Джаз скрывался на каком-то складе и пытался вручную какими-то найденными в ящиках проводами перевязать разорванные топливные магистрали - система блокировки отказала. На визоре мерцали оставшиеся до стазиса минуты, в сотне метров рыскали враги, а вокруг - одна беспросветная темнота. Джаз уже готовился дорого продать свою Искру и если о чем и жалел, то только о том, что умирать приходилось так же, как и жить - в одиночестве. И, видимо, Праймас его услышал, потому что именно этот момент выбрал Праул, чтобы выйти на связь. Наверное, просчитал что-то, проанализировал постоянно поступающие данные и понял, что дело швах. Джаз тогда выбрался. Выбрался, беспрекословно подчиняясь коротким и четким приказам напарника. Отключился, только увидев своих. А, выйдя в онлайн на ремлатформе, увидел не недовольный фэйсплейт Рэтчета, а обеспокоенного и уставшего напарника. Праул тогда ничего не сказал. Вышел сразу же, возвращаясь к работе. Но тем же вечером Джаз, прихватив с собой пару кубов энергона, взломал дверь в отсек Праула, проник внутрь и… И Праул его не выгнал. Хотя вряд ли был в восторге. Наверное, в тот момент и началась дружба длиною в вечность.
Джаз выплыл из океана воспоминаний только тогда, когда на экране развернулось окно принятого вызова. Переговоры длились оскорбительно недолго. Джаз официально сообщил о том, что автоботы согласны на перемирие. Нейтралы приказали держать связь и обещали в скорейшем времени передать указания.
- Ну, теперь самое сложное…
На ногах остались не все. Две третьих командиров подразделений в ремблоке, Рэтчет, само собой, там же. Но и тех, что пришли, хватило бы до того, чтобы процесс ушел в блокировку. Объявление зачитывал Праул. Последующее вслед за этим гробовое молчание нарушил Джаз. Коротко и по пунктам пояснил, почему они с Про приняли такое решение. И непривычно жестко для себя рявкнул в ответ на претензии.
- Хватит! Кто-то из вас сомневается в способности Праула к правильному анализу ситуации? Кто-то хочет сейчас встать, выйти и гнать своих подчиненных на войну? Мы что, мало друзей потеряли? У нас что, есть ресурсы, чтобы продолжать?
Праула Джаз хотел защитить. Напарник защищал его слишком часто, в том числе и в подобных ситуациях. Почему-то в такие моменты все всегда думали, что решение принял Праул единолично. И сгружали на него и всю ответственность, и всю свою злость и боль. А из этого одному не выплыть. Джаз проводил соратников взглядом, дождался, пока за ними закроется дверь, и только тогда позволил себе рухнуть в кресло.
- Про, приятель… Не знаю, кого мне благодарить за то, что ты у меня есть. Но спасибо ему.

+2


Вы здесь » Z O D I A C » Здесь и сейчас » Мир?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC